Вернуться
"Хризомания, или Страсть к деньгам", Шаховской А.А., Пушкин А.С., Шаховской А.А., 03.09.1836
"Хризомания, или Страсть к деньгам", Шаховской А.А., Пушкин А.С., Шаховской А.А., 03.09.1836
Название спектакля
"Хризомания, или Страсть к деньгам"
Дата премьеры
Жанр
драматическое зрелище 3 сутках с прологом и эпилогом
Автор произведения
Шаховской Александр Александрович - Автор пьесы (Взято из повести А.С. Пушкина "Пиковая дама" и заключающее в себе: 1. Приятельский ужин, или Глядением сыт не будешь. Пролог-пословица с пением. Слова песен А.С. Пушкина. 2. Пиковая дама, или Тайна Сен-Жермена. Романтическая комедия с дивертисментом в 3 сутках. 3. Крестница, или Полюбовная сделка. Эпилог-водевиль в 1 д.)
Пушкин Александр Сергеевич - Автор пьесы (Автор литатурного источника "Пиковая дама")
Литературный первоисточник
"Пиковая дама", Пушкин А.С.
Площадка
Александринский театр. Основная сцена
Время создания
Редакция спектакля
Бенефис артистки Е.И. Ежовой
Постановщик
Шаховской Александр Александрович
История создания
Первая часть: Приятельский ужин, или гляденьем сыт не будешь. Пролог - пословица с песнями. (Приятели Немирова, слуги - артисты театра). Вторая часть: Пиковая дама или тайна Сен-Жермена, романтическая комедия с дивертисментом в трех сутках. Сутки первые. Утро столицы. Стуки вторые. Убийственная ночь. Сутки третьи. Игрецкий вечер. Дивертисмент. Детский бал. Танцевать будут: гг. Фредерик, Спиридонов мл., Алексис и Шелихов мл. с госпожами Телешевой мл, Бертран, Волковой и Асенковой мл.; Французский кадриль: гг. Гольц, Эбергардт, Михайлов и Артемьев с госпожами Савицкой, Пименовой, Дранше и Ландрер; Мазурку: г. Никишин (восп.) с госпожою Гопшток (восп.), Саботьер; г. Рамазанов (восп.). комические па. Третья часть: «Крестница, или полюбовная сделка, эпилог» - водевиль в одном действии, служащий продолжением «Пиковой Дамы». Спектакль прошел 3 раза в сезоне 1836/1837 гг. «В первой половине своего зрелища автор рабски держался расположения и даже всех выражений повести. Но он безжалостно растянул свою пьесу и до такой степени развел ее водою, что в этом наводнении потонули все остальные достоинства и пьеса сделалась очень сухой, при всей своей водяности. Действующие лица вышли совсем не те, что у Пушкина: они скорее похожи на марионетов, нежели на людей. В повести они живут и действуют собственною волею, в драматическом зрелище они движутся, как машины. Это общая участь всех подобных переделок. Сами актеры не могут войти в свои безжизненные роли и это довершает судьбу пьесы». ( «Северная пчела». 1836. № 216).