Персоналии
Каратыгин (Каратыгин 2-й, Каратыгин меньший) Пётр Андреевич, артист, драматург, переводчик, театральный педагог, мемуарист
Каратыгин (Каратыгин 2-й, Каратыгин меньший) Пётр Андреевич, артист, драматург, переводчик, театральный педагог, мемуарист
Персоналия
Каратыгин (Каратыгин 2-й, Каратыгин меньший) Пётр Андреевич
Годы жизни
29.06 (11.07).1805, Санкт-Петербург – 24.09 (06.10).1879, Санкт-Петербург, в 1936 прах перезахоронен в Некрополе мастеров иск-в Александро-Невской лавры.
Вид деятельности
Артист, драматург, переводчик, театральный педагог, мемуарист
Период работы в театре
Биография
Из актерской семьи. Родители — А.Д. и А.В. Каратыгины; брат В.А. Каратыгин. Окончил петербургское императорское Театральное училище (1816–1825) и был зачислен в драматическую труппу на роли молодых любовников, но действительная служба в театре, по распоряжению дирекции, считалась с 1 марта 1823, т. к. артист, еще будучи воспитанником, в течение двух лет занимал это амплуа и играл в спектаклях, заменяя актеров в экстренных случаях. 1832–1838 — преподавал драматическое искусство в Театральном училище. Среди его учеников А.Е. Мартынов, А.М. Максимов (Максимов 1-й), Л.Л. Леонидов, С.Я. Марковецкий, П.К. Громова, Н.А. Кальбрехт (в зам. Киреева). Женат дважды. Первая жена актриса Любовь Осиповна Дюрова умерла в 1828. Певица Софья Васильевна Биркина стала его женой в 1831. Дебютировал 6 мая 1821 в роли пажа Эдуарда в комедии «Молодость Генриха V» и был вызван на поклоны вместе с Л.О. Дюровой — Бетти. Несмотря на успешный дебют, сам автор сдержанно оценивал свой успех. «Я был недурен собой в костюме пажа, толков, приличен — вот и все» (Каратыгин. С. 92). С этого времени в течение почти десяти лет Каратыгин занимал амплуа, как он говорил, «счастливых» любовников, не соответствующее его способностям и складу натуры, ограничивающее его творческие возможности: Огюст («Актер в отставке, или Странное завещание»), Эраст («Любовная ссора»), Валер («Криспин соперник своего господина»), граф Долиньи («Обман в пользу любви»), маркиз Дю-Лорет («Женатый философ»). В начале 1830-х он переходит на комические роли, которые, как он вспоминал, больше подходили его «веселому нраву». Р.М. Зотов писал: «Каратыгин попал на свое настоящее место. Он сделался хорошим комиком для карикатуры… Его комизм довольно умен, так что удивляешься превращению, столь счастливо совершившемуся с этим актером» («Пантеон». 1841. Ч. 1. Кн. 2. С. 50). Как актера комического амплуа его характеризовал в своих воспоминаниях и В.А. Панаев: «Это был комик по природе, артист умный, талантливый, острый и находчивый, с неподдельным юмором. На сцене он был всегда как дома» (РС. 1901. Т. 108. С. 119). Первая сыгранная им комическая роль — Загорецкий («Горе от ума», 1831). Но переломным моментом в своей актерской судьбе сам Каратыгин считал роль Паукова («Архивариус», 1837). По свидетельству актера, «это был первый шаг по веселой водевильной дорожке» (Зап. С. 228). Расцвет актерского творчества Каратыгина совпал с расцветом водевиля в 1830–1840-е. Начиная с конца 1830-х Каратыгин создает на сцене многочисленные типы чиновников, смешных своей глупостью, тупостью, чванливостью: Щепоткин («Петербургские квартиры»), Разгильдяев («Вицмундир»), Копейкин («Дом на Петербургской стороне, или Искусство не платить за квартиру»), Чукотский («Ложа первого яруса на последний дебют Тальони»). Две последние пьесы, написанные Каратыгиным для собственного бенефиса, принесли ему большой и заслуженный успех и позволили, по признанию автора, «выдвинуться из жалкой среды посредственных актеров» (Там же. С. 230). Бенефисный спектакль был сыгран 15 раз при полном сборе, что для того времени, по замечанию автора «Записок», считалось «небывальщиной». Ф.А. Кони, отзываясь на представление комедии «Павел Павлович с супругой», говорил уже о типе чиновника, представляемого актером. «Павел Павлович, — писал он, — чиновник неопределенного класса, точь-в-точь такой же, как и множество его братий, как, например, Чукотский, Щекоткин, Архивариус, Мякишов, Щетина и многое множество иных чиновников, представляемых г. Каратыгиным 2. Те же ухватки, тот же турнюр, та же наивность, даже лицо одно и то же. Он так же нюхает табак, так же обдергивает беспрестанно свой вицмундир, так же машет рукою, так же скоро ходит по сцене вперевалку, говорит те же остроты и… даже точно так боится своей жены, как и они! Сколько он получает жалованья — мы не знаем, но видно, что он берет столовые, квартирные, а может быть, еще какие-нибудь другие деньги: жена его страшная щеголиха и дом его разукрашен роскошно» (ЛГ. 1842. 25 янв. С. 81). Многие литераторы создавали комические роли, рассчитанные на исполнение Каратыгина, как Н.А. Полевой — роль Писулькина в «Параше Сибирячке». Белинский заметил: «Каратыгин 2-й прекрасно выполнил роль подьячего Писулькина. Без всяких фарсов он умел быть смешным, потому что умел быть верным истине и простоте» (Белинский. IV. С. 18). При этом критик отмечал односторонность таланта актера, «годного не для многих ролей». Каратыгин «живо» и «натурально» играл только в родственных его таланту амплуа. «К… ролям, не подходящим к нему ни с какой стороны, он, видимо, относился с пренебрежением, и потому почти всегда был плоховат» (РС. 1901. Т. 108. С. 119. — В.А. Панаев). В 1850-е, когда водевиль сменила бытовая комедия, творчество Каратыгина изменилось. В попытках во что бы то ни стало рассмешить зрителя актер часто буффонил, комиковал, но это уже было не так актуально. Актер выступал в основном в характерных ролях: Замухрышкин («Игроки»), фон Фонк («Холостяк»), Алупкин («Завтрак у предводителя»), Щедушин («Мнимый больной»), Баранчевский («Не в свои сани не садись»). Также к нему перешли роли И.И. Сосницкого в пьесах «Воздушные замки», «Шалости влюбленных», «Говорун», «Своя семья, или Замужняя невеста». Др. роли: Маскин («Авось! или Сцены в книжной лавке»), Руперт («Шила в мешке не утаишь»), Фома Громодум («Дедушка русского флота»), Клейстер («Булочная, или Петербургский немец»), Расторопин («Свадебный стол без молодых, или Старая любовь не ржавеет»), барон Вильвицкий («Случай из петербургского быта»), Сумеркин («Сей дом продается»), Затеин («Странная свадьба, или Не знаешь, где найдешь, где потеряешь»). Соч.: Водевили. М., 1937; Записки. Л., 1970. Лит.: Брокгауз; РБС; БСЭ; ТЭ; РП; Масанов; Черейский; Арапов. С. 319, 352, 354, 369; Вольф, 1. С. 3, 8, 17, 19, 21, 22, 24, 25, 28, 29, 31, 32, 34, 35, 37, 39, 40, 47, 49, 61–63, 68–70, 72, 73, 75, 76, 78, 80–83, 86, 87, 89, 93, 96, 97, 100, 101, 103, 104, 113–115, 121, 122, 124, 126, 132, 136, 145, 153, 159, 162, 168; Вольф, 2. С. 71, 82–83, 92, 101, 110–111, 120, 128, 137, 145, 155, 165, 176, 188, 199, 209; Вольф, 3. С. 8–10, 12, 14, 16, 25, 36, 44, 60, 61, 63, 66, 71; Белинский (ук.); Альтшуллер. Театр… (ук.). Арх.: РГИА. Ф. 497. Оп. 1. Д. 2752; ИРЛИ. Ф. 526. Майданова, М. Каратыгин П.А. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 334-335.
Cпектакли