Спектакли
"За чем пойдешь, то и найдешь" ("Женитьба Бальзаминова"), Островский А.Н., 01.01.1863
"За чем пойдешь, то и найдешь" ("Женитьба Бальзаминова"), Островский А.Н., 01.01.1863
Название спектакля
"За чем пойдешь, то и найдешь" ("Женитьба Бальзаминова")
Дата премьеры
Жанр
Картины московской жизни в 3 действиях
Автор произведения
Островский Александр Николаевич - Автор пьесы
Площадка
Александринский театр. Основная сцена
Время создания
История создания
Впервые пьеса была опубликована в том же году в сентябрьском номере журнала Фёдора Достоевского «Время»[1]. Отсылая своё новое произведение в Петербург Достоевскому для напечатания, драматург писал: Милостивый государь, Федор Михайлович. Посылаю Вам пьеску, которую обещал для Вашего журнала. Нездоровье помешало моей работе, и я кончил её позже, чем желал бы. Когда прочтете эту вещь, сообщите мне в нескольких строках Ваше мнение о ней, которым я очень дорожу. Вы судите об изящных произведениях на основании вкуса: по-моему, это единственная мерка в искусстве. Вы меня крайне обяжете, если выскажете своё мнение совершенно искренно и бесцеремонно[2]. Достоевский ответил 24 августа 1861 года: Вашего несравненного «Бальзаминова» я имел удовольствие получить третьего дня… Что сказать Вам о Ваших «сценах»? Вы требуете моего мнения совершенно искреннего и бесцеремонного. Одно могу отвечать: прелесть. Уголок Москвы, на который Вы взглянули, передан так типично, что будто сам сидел и разговаривал с Белотеловой. Вообще, эта Белотелова, девица, сваха, маменька и, наконец, сам герой, — это до того живо и действительно, до того целая картина, что теперь, кажется, у меня она вовек не потускнеет в уме… из всех Ваших свах Красавина должна занять первое место. Я её видал тысячу раз, я с ней был знаком, она ходила к нам в дом, когда я жил в Москве лет десяти от роду; я её помню[2]. Театральная судьба пьесы сложилась неудачно с самого начала. Литературно-театральный комитет поставил гриф: «Не одобряется к представлению». «…Моя вещь не пропущена, а бездна вещей, совершенно никуда не годных, пропускается комитетом. … Из всего этого при самом беспристрастном взгляде можно вывести только одно заключение, и именно явное недоброжелательство ко мне комитета», — ответил на это известие автор, обращаясь к заведующему репертуарной частью петербургских императорских театров П. С. Федорову (письмо от 26 октября 1861 года, т. XIV, стр. 91 // Изд.: А. Н. Островский. Собрание сочинений в 10 томах. Под общ. ред. Г. И. Владыкина, А. И. Ревякина, В. А. Филиппова. — М.: Гос. изд-во худ. лит-ры, 1959). Однако удалось подключить прессу, в результате чего инцидент получил общественную огласку. Газета «Русский мир», журнал «Гудок» активно выступили в защиту драматурга. Революционный демократ В. С. Курочкин опубликовал (под псевдонимом Пр. Знаменский) в журнале «Искра» (1861, № 44) статью, в которой с негодованием писал, что «последние сцены Островского „За чем пойдёшь, то и найдёшь“, напечатанные в журнале „Время“ и понравившиеся всей грамотной публике, признаны никуда не годными некоторыми ценителями искусства, аматёрами. Что это за люди, откуда они вышли и куда идут? Ничего этого мы не знаем, но уверены вместе с читателями, что мнения каких-нибудь Митрофанов Ивановичей, Назаров Назаровичей, Павлов Степановичей, Андреев Александровичей, Александров Гавриловичей, Петров Ильичей, Ивановичей, Андреичей и всяких других ничтожно перед общим мнением людей, понимающих искусство». Здесь поименованы реальные лица, члены Литературно-театрального комитета: А. Г. Ротчев, А. А. Краевский, П. С. Фёдоров и др.[2]. 17 ноября 1862 года Литературно-театральный комитет допустил пьесу к представлению, с оговоркой, что автор будет сам отвечать за своё произведение. Спектакль шел сезон 1862/1863 гг. - 3 раза сезон 1863/1864 гг. - 3 раза сезон 1864/1865 гг. - 1 раз сезон 1865/1866 гг. - 1 раз сезон 1866/1867 гг. - 2 раза сезон 1867/1868 гг. - 4 раза сезон 1869/1870 гг. - 3 раза сезон 1870/1871 гг. - 2 раза сезон 1871/1872 гг. - 1 раз сезон 1873/1874 гг. - 1 раз сезон 1880/1881 гг. - 8 раз сезон 1881/1882 гг. - 3 раза