Спектакли
"У царских врат", Гамсун К., Мейерхольд В.Э., 30.09.1908
"У царских врат", Гамсун К., Мейерхольд В.Э., 30.09.1908
Название спектакля
"У царских врат"
Дата премьеры
Жанр
Драма в 4-х действиях
Автор произведения
Гамсун Кнут - Автор пьесы (Перевод с норвежского В.М. Саблина)
Площадка
Александринский театр. Основная сцена, Михайловский театр
Время создания
История создания
Спектакль прошел 8 раз в сезоне 1908/1909 гг. В сезоне 1909/1910 г. шел на сцене Михайловского театра - 21.04.1910 г. Из «Театрального календаря» Санкт-Петербургской государственной театральной библиотеки» от 30.09.2022 г.: «30 сентября 1908 года состоялась премьера спектакля «У царских врат» по пьесе Кнута Гамсуна в постановке В.Э. Мейерхольда. Это был первый спектакль Мейерхольда на императорской сцене вообще и, на сцене Александринского театра, в частности. Незадолго до этого знаменательного для Российского театра события Мейерхольд был уволен из Театра В.Ф. Комиссаржевской, и театральная общественность гадала — поедет ли он ставить свои эксперименты в провинцию и будет забыт, или продолжит ставить любительские спектакли «в модном стиле»? Однако 1 сентября 1908 года Всеволод Мейерхольд приступил к работе в качестве режиссера драмы и оперы казенных театров по соглашению с главой дирекции Императорских театров В.А. Теляковским. То, что Мейерхольд будет работать в императорских театрах — этого никто даже представить себе не мог. Видимо, кроме Теляковского, которого озлобление прессы и публики убедило в том, что в Мейерхольде «должно быть что-то интересное», и сам Мейерхольд убеждал Теляковского в этом. «Мейерхольд мне сказал, что лично он переменился за последнее время и испытывает влечение главным образом к старому театру — классикам иностранным и русским». То же самое Мейерхольд озвучил и труппе: «Вчера в Александринском театре <…> режиссер-новатор прочел артистам лекцию, в которой высказал свои задачи. Лекция носила, так сказать, успокоительный характер». Мейерхольд уверял актеров, что для экспериментов существуют студии, а «в таком большом театре, как Александринский, он не может заниматься опытами». Актеры же побаивались этого «шарлатана», мечтающего превратить их в бездушных марионеток. После премьеры и критики, и публика обрушились на режиссера и исполнителя роли Карено с новой силой. Современные театроведы полагают, что Мейерхольд совершил сразу несколько тактических ошибок. Во-первых, он приступил к работе не над классической пьесой, а над современной, которую, к тому же, начали ставить практически одновременно в Театре В.Ф. Комиссаржевской и Московском Художественном театре. Во-вторых, он уверял и себя самого и других, что это будет итоговая работа в его исканиях. И, наконец, он сам взялся исполнять роль Карено, которая, по мнению Теляковского, предназначалась актеру Ю.Э. Озаровскому, и эта ситуация еще более обострила отношения между режиссером и труппой. По мнению критика и историка театра К.Л. Рудницкого, «неудача спектакля сомнений не вызывает. Новаторство посягало только на внешний облик спектакля и на главную роль пьесы <…> В итоге получилось зрелище странное, тягостное, измученное неразрешенными внутренними противоречиями». Декорации Александра Головина также решительно не понравились, например, рецензенту «Обозрения театров» Илье Осиповичу Абельсону: «По тонам, по краскам, это, может быть, шедевр декоративной живописи», но он же писал: «Головинская декорация изображает какую-то триумфальную арку, приставленную к какой-то стене, с большим трехспальным окном, через которое виден сад Семирамиды. Поразительная нелепость! Только режиссер с вывихнутыми мозгами может нечто подобное придумать». Костюмам от критика тоже досталось: «<Головин> сочинил, вероятно, рисунки моды для одного из будущих поколений, он одел действующих лиц в такие костюмы, в которых в настоящее время появляются на сцене одни кафешантанные эксцентрики, — в цветные визитки и яркополосатые брюки». В итоге спектакль выдержал восемь представлений.»
Экспонаты спектакля Отобрано: 1