Персоналии
Брошель Александра Карловна, артистка
Брошель Александра Карловна, артистка
Персоналия
Брошель Александра Карловна
Годы жизни
19(31).10.1844, Рига - 25.04(07.05).1871, Санкт-Петербург, похоронена на кладбище Троице- Сергиевой пустыни.
Вид деятельности
Артистка
Период работы в театре
Биография
Дочь рижского гражданина К.И. Брошеля, лютеранского вероисповедания, и его жены Анны — православного исповедания. В 1855 была отдана в петербургское императорское Театральное училище, в февр. 1864, еще будучи воспитанницей, играла на сцене АТ, в апр. зачислена в труппу. В АТ «Брошель, только что начавшая сценическую карьеру, заняла сразу положение редкое, выдающееся» (ЕИТ. 1896/97. Прил. Кн. 1. С. 4. — Н. А. Селиванов). С дирекцией держалась независимо. Это заставляет предположить, что у Б. был высокий покровитель. Фамилии Б. и министра В.Ф. Адлерберга сопрягались в театральных кругах. Был в ее биографии странный факт, о котором осторожно писал П.Д. Боборыкин в более позднем очерке «Три любимицы»: «Даже не брак отнял ее у искусства... Ходили рассказы о том, что венчание было прервано в церкви одного из подгородных мест» (Артист. 1890. Кн. 4. С. 40). Б., не прослужив и двух лет, оставила сцену. А.И. Вольф объясняет это тем, что «у нее оказался порок сердца» (Вольф, 3. С. 32). На склоне лет Е.В. Владимирова, партнерша Б., вспоминала о ней как о «чудном человеке» и о том, что «на смертном одре» она вышла замуж за Адлерберга (Бирюч. 1918. No 7. С. 630). В театре Б. сразу же заняла чуть ли не главенствующее место (в какой-то степени это объяснялось еще и тем, что только что покинула сцену Ф.А. Снеткова и было некем ее заменить). «Судьба, сжалившись над Александринской сценою, послала ей новую звезду, если не первой величины, то все-таки довольно блестящую, в лице молоденькой и маленькой Брошель» (Вольф, 3. С. 29). О внешности Б. современник писал: «Брошель была худенькая, маленькая, но подвижная и изящная» (Алексеев. С. 188). По словам Боборыкина, «Брошель была небольшого роста, с неправильными чертами, правда, очень выразительного лица. Темные волосы и глаза скрашивали его; но все-таки на первое впечатление она смотрела субреткой» (Артист. 1890. No 11. Кн. 4. С. 38). Б. явно готовили на амплуа инженю. Однако она, по единодушному мнению, принесла с собой на сцену нерв и страсть, «в ней сидели и данные для драмы, для нервной, темпераментной игры» (Там же). «Игра Брошель отличалась нервною чувствительностью в драме и увлекательною веселостью и огоньком в комедии» (Вольф, 3. С. 29). Сочетание этих двух качеств Б. обнаружила в первых же ролях: Лизы Фоминой в одноим. драме и Аннеты в «Семейных расчетах». Облик юной Лизы Фоминой, по описанию Боборыкина, в первых актах был полон свежести, веселости, «дышал задушевностью». А в драматическом финале у актрисы было «два-три порыва истинной энергии и страстности» (БдЧ. 1864. Март. С. 73). В роли Аннеты, как писала критика, «задушевность игры была полная, чувствовалась хорошая натура, отдельные моменты увлекали своей правдой и страстностью» (БдЧ. 1864. Апрель-Май. С 53. — П.Д. Боборыкин). Слишком современная, она была неубедительна в «Русалке», где играла дочь мельника, в прологе «Псковитянки» (Боярыня), в «Гамлете» (Офелия). Подлинным триумфом было появление Б. в роли Марьи Андреевны в «Бедной невесте» осенью 1864. А.А. Григорьев писал об этом спектакле как о «дорогой новости» с «ярким дарованием госпожи Брошель» (Григорьев. С. 343). Здесь особенно обнаружилось, что «нервы ее всегда были в напряжении» (Алексеев. С. 188). Л.Н. Антропов писал: «Мы нашли прежде всего такую истинность, такую правду, такую наготу чувства, что можно было действительно забыть, кого видишь перед собою: высоко-даровитую артистку или просто глубокую девушку, въявь переживающую перед нами свою жизненную драму» (БдЧ. 1865. Январь. С. 123). Вместе с тем критик указал и на существенный недостаток актрисы: она могла выражать ощущения «большей частью абстрактные». Лирическое дарование Б. проявилось в полной мере в роли Верочки в «Шутниках». Антропов писал: «Такого милого, наивного и симпатичного ребенка вряд ли когда-нибудь видела сцена» (Там же. С. 126). «Первое представление роли плаксивой Аннушки исполнялось Брошелью по обыкновению просто и трогательно», — замечал Вольф о премьере комедии «На бойком месте» (Вольф, 3. С. 32). Рецензент, высоко оценивший пьесу и роль Аннушки, писал: «...самая большая доля сочувствия публики, бесспорно, принадлежала в этот вечер г-же Брошель, исполнявшей роль Аннушки, на замечательном характере которой держится вся пьеса» (СПбВед.1865. 26 окт.). Это был последний спектакль Б. Она играла всего полтора года, «несла репертуар на своих плечиках, была любимицей публики, а потом вдруг так же неожиданно исчезла — как блестящий метеор» (Вольф, 3. С. 32). Подлинные причины ее ухода остались не выяснены. Похоронена в семейном склепе Адлербергов. Др. роли: Даша («Мишура»), Дуня («Таня»), Надя («Статья доходная»), Маша («Гувернер»), Татьяна («Сват Фадеич»), Маша («Против течения»), Верочка («Жизнь без труда»), Сара («Свет и его тени»), Ляговская («Разрыв»), Наташа («Отрезанный ломоть»). Лит.: Брокгауз, РБС; ТЭ; Вольф, 3. С. 28, 30, 31, 33, 36, 103; Саитов; Боборыкин П.Д. Две утраты // СПбВед.1871. 28 апр.; Сюжеты, 2. С. 146–155. Арх.: РГИА. Ф. 497. Оп. 2. Д 19362. Данилова, Л. Брошель А.К. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 129-130.