Персоналии
Владимирова Елизавета Васильевна, артистка
Владимирова Елизавета Васильевна, артистка
Персоналия
Владимирова Елизавета Васильевна
Годы жизни
1840, Франция – ок. 30.11.1918, Петроград
Вид деятельности
Артистка
Период работы в театре
Биография
Урожденная Рюлье, по первому мужу Полибина, по второму — Биршеккер. Француженка по происхождению, приехала вместе с матерью в Петербург в 1852. Мать определилась надзирательницей в ТУ, В. начала учиться приватно у И.И. Сосницкого и В.П. Василько-Петрова. Была очень красива, что всегда отмечали современники. Во время своих гастролей в нее страстно влюбился Айра Олдридж (см.: РС. 1895. Т. 75. № 8. С. 467. — Н.И. Куликов). В авг. 1855 дебютировала в фантазии «Весною». В 1856–1857 сыграла роли: Княгиня («Странная ночь»), Роксолана («Солиман II, или Три султанши»), Софья Александровна («Война с тещей»), Ольга («Русские святки»). В этих легких переводных комедиях и водевилях сумела привлечь к себе внимание. И.И. Панаев писал, что В. «имеет все наружные условия для сцены», она «молода, стройна, грациозна в движениях, в ней есть такт, уменье держаться на сцене… Ее наружность с первого взгляда располагает зрителя в ее пользу» (Современник. 1855. № 12. С. 264–265). Попадались роли и более сложные. Играла Графиню в «Чиновнике», в ее Софье («Горе от ума»), как писал П. Шпилевский, было «столько неподдельной тоски и раздирающей душу грусти, когда она должна была разочароваться насчет избранника своего, низкого Молчалина» (МиТВ. 1857. № 3). Но очень скоро критику стала беспокоить ее манерность, аффектированность, стремление подражать французской актрисе Арну Плесси. В личной жизни все тоже сложилось неблагополучно. В 1858 вышла замуж за ротмистра Н.А. Полибина. Муж обращался с ней жестоко. Жизнь протекала в ссорах, преследованиях, разбирательствах. Здоровье ее оказалось подорванным. С 1860 по осень 1863 она не играла. Когда В. вернулась в театр после длительного отпуска, обрела «своего» драматурга и «своего» критика: А.Н. Островского и А.А. Григорьева. Давая в авг. 1863 обзор драматической труппы, Григорьев писал: «…если бы свершилось чудо, т. е. г-же Владимировой вдруг стали самой гадки все заученные приемы, все условные формы выражения сильных и страстных ощущений, если бы она поверила в себя самое, в свои собственные, кажется, обильно отпущенные ей на долю средства страстности и грации — лучшей, идеальной примадонны не надобно было бы и желать» (Григорьев. С. 279). Но скоро, как отметил критик, В. «смело перешагнула из канареек прямо в актрисы Островского» (Там же. С. 315). Это было сказано после исполнения В. роли Татьяны Даниловны в пьесе «Грех да беда на кого не живет» (1863). За Татьяной последовала коронная роль В. — Надя в «Воспитаннице» (1863). Она вызвала в критике всеобщий восторг. Рус. театр нуждался в актрисе, способной выразить не просто правду бытовых чувств, но эмоциональный накал, психологическую сложность, казалось бы, немудреных людей. «Она соединила в этот вечер в себе простоту, искренность и верное понимание представляемого ею характера» (Голос. 1863. 26 нояб. — М. Федоров). С большой ст., посв. разбору игры В., выступил Григорьев. Как всегда, он был достаточно экспрессивен, то и дело сбивался на рассмотрение пьесы, однако учитывал при этом и исполнение актрисой роли Нади. Из простого существа, каким она была вначале, ее Надя после того, как Уланбекова сообщала ей о своем решении выдать ее замуж за пьяницу-приказного, превращалась в мятежную, страстную натуру. Критик писал о «мечтательно-нервном забытье», в к-ром пребывала Надя-В. во время поездки с Леонидом на остров, и о том отчаянии, к-рое охватывало ее в финале: «Речи Нади лихорадочно сухи и отрывисты…», лишь изредка «сухой жар лихорадки… сменяется у бедной женщины слезами и рыданиями» (Григорьев. С. 324, 325). После Нади В. с успехом сыграла Вышневскую в «Доходном месте», Анну Павловну в «Шутниках» (обе 1864). Затем в осн. перешла на роли в ист. драмах Островского. В 1865–1868 сыграла Марью Власьевну в «Воеводе», Марфу Борисовну в хронике «Козьма Захарьич Минин, Сухорук», Людмилу в «Тушине», Василису Мелентьеву. Островский, давая в 1884 характеристику петерб. актеров и актрис, вспоминал о В. и Ф.А. Снетковой: «…их игра, не очень сильная, не очень выразительная и несколько холодная, была исполнена изящества, непринужденной грации, и, при их редкой красоте, доставляла удовлетворение и требовательному вкусу. С ними можно было поставить всякую пьесу…» (Островский. Т. 10. С. 209). В др. ролях В. была неинтересна, хотя играла в эти годы Нину в «Маскараде», Офелию в «Гамлете», Амалию в «Разбойниках». В 1869 в связи с новым замужеством покинула сцену. Ее сын играл в Суворинском театре под псевд. А.И. Светлов. Соч.: Из бумаг Владимировой // Бирюч. 1918. № 7. С. 63–64. Лит.: Зритель последнего ряда [Потехин Н.А.] Е.В. Владимирова: Опыт сц. характеристики // ПЛ. 1865. 31 янв.; Суворин, А.С. Театр. очерки, 1866–1876. СПб., 1914. С. 17, 45, 52, 203, 210, 211, 357; Гнедич, П.П. Е.В. Владимирова. Страница из истории нашего театра // Бирюч. 1918. № 5. С. 46–48; Сюжеты. С. 119–134. Арх.: РГИА. Ф. 497. Оп. 2. Д. 15078. Данилова, Л. Владимирова Е.В. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 168.