Персоналии
Самойлов Василий Васильевич, артист
Самойлов Василий Васильевич, артист
Персоналия
Самойлов Василий Васильевич
Годы жизни
13(25).01.1812 (1813?), Санкт-Петербург - 27.03(08. 04).1887, Санкт-Петербург, похоронен на Новодевичьем кладб., в 1936 прах перезахоронен в Некрополе мастеров иск-в Александро-Невской лавры
Вид деятельности
Период работы в театре
Биография
Представитель актерской династии Самойловых, сын оперного певца Василия Михайловича и драматической актрисы Софьи Васильевны (урожденной Черниковой) Самойловых. Дети Самойлова — актеры АТ Н.В. Самойлов (Самойлов 2-й) и П.В. Самойлов. Родители Самойлова, как и многие родители-актеры, не хотели артистической карьеры для сына. Самойлов получил прекрасное образование: в 1829 окончил Горный корпус, в 1832 Лесной инситут. В 1832–1834 служил в департаменте корабельных лесов и продвинулся по карьерной лестнице до чиновника 12-го кл. В 1834 Самойлов вынужден был оставить службу по причине скандала, суть которого осталась неизвестна. В 1834 дебютировал на петербургской сцене в партии Иосифа Прекрасного (одноим. опера Э. Мегюля), но силы голоса оказалось недостаточно для оперной карьеры, и в 1835 Самойлов был официально принят в драматическую труппу. Самойлов не учился драматическому искусству, в театре Горного корпуса участия не принимал и вынужден был самостоятельно разрабатывать актерскую технику для себя, опираясь на свое увлечение живописью. Страсть к рисованию Самойлов сохранил до конца жизни, его способности как художника высоко ценил Карл Брюллов. Работа над ролью включала в себя предварительные карандашные наброски и акварели облика будущего персонажа, которые содержали подробную проработку грима, костюма, пластики, подчеркивали к. — н. характерный жест самойловского героя. Первый настоящий успех у публики пришел к Самойлову благодаря виртуозному владению искусством трансформации и водевильным ролям с переодеваниями: Макар Губкин («Студент, артист, хорист и аферист» и «Макар Алексеевич Губкин»), Стружкин («Актер») и др. Исконно водевильный прием трансформации у Самойлова приобретал новое свойство — в качестве материала для своих сценических персонажей актер стал использовать жизненные наблюдения, поначалу буквально копируя облик и голоса реальных людей. В 1840-е, в период утверждения в литературе и на сцене «натуральной школы», Самойлов воспроизвел целую галерею человеческих типов — людей всевозможных национальностей, различных возрастов, разных профессий и социальной принадлежности, включая представителей низших слоев общества («маленьких людей») — Пузыречкин («Отставной театральный музыкант и княгиня»), Комин («Дипломат и наборщик»), чиновник Крупа («Машенька, или Еще отец и дочь»). В роли Самсона Вырина («Станционный смотритель») Самойлов играл человека, который, потеряв дочь, впадал в сумасшествие, а повстречав ее, не узнавал. Сценическое создание актера было столь далеко от пушкинского героя, что этот образ смело можно назвать самойловским Самсоном Выриным. Авторский подход к работе над ролями был характерен для Самойлова и позволял ему создавать полноценные сценические образы вне зависимости от литературного качества исходного драматургического материала. Чем менее качественной была литературная основа, тем свободнее чувствовал себя Самойлов при воплощении своих театральных персонажей, включая и собственно словесную часть роли: самойловские «отсебятины» в репликах его героев чаще всего выглядели куда более уместными, чем «правильный» текст в исполнении его партнеров по сцене. При работе Самойлова над качественной драматургией его стремление к авторской интерпретации роли сталкивалось с неприятием такого подхода театральной критикой, для которой критерием верности трактовки выступал именно литературный персонаж. Показательной стала роль Кречинского («Свадьба Кречинского», 1856), истолкованная Самойловым как «тип польского выходца, отчаянного пройдохи, льстивого, вкрадчивого, смелого, не останавливающегося ни перед чем для достижения богатства» (Современник. 1856. № 6. С. 188. — И.И. Панаев). Важнейшая краска образа — акцент, характерный польский выговор — стала предметом бурных споров рецензентов. А.Н. Баженов, как и большая часть критиков, считал такую трактовку Кречинского искажением замысла Сухово-Кобылина (см.: Сочинения и пер.: В 2 т. М., 1869. Т. 1. С. 281–282). Драматург имел другую точку зрения и писал Самойлову: «Кречинский явился в Вас не только типом, а живой конкретной личностью, которой Вы, как самостоятельный артист, имели полное право придать всякие дифференциальные особенности выговора, костюма, поз, движения и прочего. Это Ваша воля и Ваша свобода» (РС. 1875. Т. 12. С. 217). В работе над пьесами Гоголя и Островского Самойлов предпочитал играть вторые роли или эпизодических персонажей — Растаковского в «Ревизоре», Любима Торцова в «Бедность не порок» и т. д. По преимуществу это восходящие к традиции «натуральной школы» образы «бедных людей». Лир в исполнении Самойлова был слабым, больным, сгорбленным стариком, который делил между дочерьми свои владения, ибо у него уже не хватало сил управлять страной. Движение роли строилось от детской беспомощности к безумию и смерти от полного истощения. Гамлет у Самойлова представал человеком, испытывающим драму безволия, — нерешительным и апатичным. Аналогично решались и образы исторической драматургии — такие, как Иоанн Грозный («Смерть Иоанна Грозного», «Василиса Мелентьева»). Самойлов играл трагедию старости, трагедию возрастного бессилия. В 1875, вскоре после празднования юбилея — 40-летия артистической деятельности, Самойлов был уволен из императорской труппы. На столичной сцене актер выступал в клубных спектаклях, гастролировал в провинции. В 1880 Самойлов перестал играть, занимался театральной педагогикой. В 1884 актер последний раз вышел на императорскую сцену в роли Ришелье (3-й акт одноим. драмы Э.-Дж. Бульвер-Литтона) в связи с юбилеем — 50-летием артистической деятельности. Другие роли: Эдуард («Артист»), Любский («Нашествие иноплеменных, или Уездный наезд»), Борзиков («Лев Гурыч Синичкин, или Провинциальная дебютантка»), Чичиков и Ноздрев («Мертвые души»), Швохнев («Игроки»), Трише («Модная лавка»), Митя («Юрий Милославский»), Быстров («Мертвецшалун»), Пехтерьев («Завтрак у предводителя»), Чужбинин («Талисман»), граф Любин («Провинциалка»), Соломон («Скупой рыцарь»), Агафон («Не так живи, как хочется»), Михеич («Ночное»), Михайло («Чужое добро впрок нейдет»), Иванов («В чужом пиру похмелье»), сэр Джон («Купленный выстрел»), Назимов («Чиновник»), Перегоренский («Провинциальные оригиналы»), Мишоне («Адриенна Лекуврер»), Шейлок («Венецианский купец»), Кромвель («Жорж Тревор» и «Кромвель»), Курчаев («Испорченная жизнь»), Ришелье («Серафина Лафайль»), Вертяев («Слово и дело»), Возницын («Чужая вина»), Архип («Грех да беда на кого не живет»), Оброшенов («Шутники»), Бессудный («На бойком месте»), Городулин («На всякого мудреца довольно простоты»), Градобоев («Горячее сердце»), Новоникольский («Гражданский брак»), Ладушкин («Говоруны»), Самозванец («Борис Годунов»), Опольев («Старый барин»), Корпелов («Трудовой хлеб»). Лит.: Брокгауз; РБС; ТЭ; Вольф, 1. С. 3, 81, 82, 86, 87, 89, 90, 94–97, 100, 101, 104, 105, 110, 114, 115, 118, 120, 125, 126, 131–133, 136, 137, 143–145, 147, 151, 152, 157, 158, 161, 167–169, 175, 176; Вольф, 2. С. 71, 72, 83, 92, 101, 102, 111, 120, 129, 137, 145, 146, 155, 165, 176, 188, 189, 199, 210; Вольф, 3. С. 9–11, 13, 14, 16–19, 22–33, 35–40, 42–46, 50–52, 54–57, 64, 65, 82, 83; Самойлов В.В. Первые годы артистической деятельности: (Восп.) // РС. 1875. Т. 12. № 1. С. 208–219; 1884. Т. 44. № 10. С. 127–142; Свободин П.М. В.В. Самойлов: (Очерк жизни и восп. о нем) // РС. 1887. Т. 54. № 6. С. 785–792; Ректус [Гнедич П.П.]. Самойлов и его гримы // ЕИТ. 1903/04. Прил. 14. С. 43–50; Долгов Н. Самойлов: (К столетнему юбилею) // Там же. 1913. Вып. 1. С. 32– 82; Морозов П. Восп. о Самойлове // Там же. С. 86–88; Старый театрал. О Самойлове // Там же. С. 89–98; Мичурина-Самойлова В. А. Полвека на сцене АТ. [Л.], 1935 (ук.); Березарк И.Б. В.В. Самойлов. Л., 1948; В. В. Самойлов. Автобиогр. и восп. современников. СПб., 2013. Арх.: РГИА. Ф. 497. Оп. 1. Д. 763, 1469, 2777, 3052, 6258, 6816, 9395, 11757; СПбГМТиМИ. Ф. 238. Ряпосов, А. Самойлов В.В. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 624-625.