Персоналии
Симонов Николай Константинович, артист, режиссер, художник
Симонов Николай Константинович, артист, режиссер, художник
Персоналия
Симонов Николай Константинович
Годы жизни
21.11.(04.12). 1901, Самара - 20.04.1973, Ленинград, похоронен на Литераторских мостках Волковского кладб.
Вид деятельности
Артист, режиссер, художник
Звание
Народный артист РСФСР (1939), народный артист СССР (1950).
Период работы в театре
1924 — 1925, 1926 — 1931, 1934 — 20.04.1973
Биография
Герой Социалистического Труда (1971). Награжден орденом Ленина (1938). Лауреат Гос. премий (1941, 1947, 1950), Гос. премии РСФСР им. К.С. Станиславского (1966). Первая жена - артистка АТ О.Я. Антокольская. В 1934 женился на актрисе АТ А.Г. Белоусовой. Учился в Первой самарской мужской гимназии (1911–1918), в Самарской художественно-промышленной школе (1918–1920), Петроградской Академии Художеств (факультет живописи, класс А.А. Рылова, 1921–1922), в Иституте сценических искусств (класс Л.С. Вивьена, 1922–1924). Организатор новой труппы Самарского краевого драматического театра (1931–1934). Руководитель Студии при Самарском краевом драматическом театре (1933–1934). В АТ дебютировал в роли первого волхва («Смерть Иоанна Грозного», 1924). В ранних ролях Симонова ощущалась особенная романтическая приподнятость чувств, переходящая в аффектированную патетику. Впервые Симонов обратил на себя внимание в роли комкора Мехоношева («Конец Криворыльска», 1926), где преобладающими качествами героя явились обаяние, молодость и жизнерадостность. В образе Вершинина («Бронепоезд», 1927) обнаружилась одна из главных черт дарования Симонова — сила переживаний и одновременно внутренняя сосредоточенность. В творчестве Симонова рано проявилось стремление к философски-обобщенному осмыслению жизни. «Что бы ни играл Симонов, это всегда зов недосягаемого: то, чем должен быть человек по своему назначению, но еще не был никогда и, возможно, будет не скоро» (ЛГ. 1964. 14 марта. С. 3. — Л. Обухова). Впервые в пьесе классического репертуара место Симонова как трагического актера определилось в роли Бориса Годунова (1934). Однако ярче всего в 1930-е индивидуальные черты дарования Симонова проявились в кино — в фильме В.М. Петрова «Петр Первый» (1937–1939). В исполнении Симонова фигура Петра I выросла до мифологических масштабов. В этом образе Симонова отразилась его мечта об идеальной, недостижимой реальности. В страшные годы сталинского террора Симонову удалось создать образ, уровень обобщения которого достигал трагических высот. Образы классической драматургии: Лаврецкий («Дворянское гнездо»), Протасов («Живой труп»), Сатин («На дне»), Сальери («Моцарт и Сальери»), Маттиас Клаузен («Перед заходом солнца») — вошли в число лучших и закрепили за Симоновым репутацию великого трагического актера ХХ в. В АТ в роли Лаврецкого («Дворянское гнездо», 1941) Симонов создал образ человека, обуреваемого страстным стремлением к созиданию новой жизни. Актер намеренно отошел от изображения «лишнего человека». Трагедия симоновского героя в разладе со своим временем. Образ Лаврецкого оказал влияние на формирование творческой манеры Симонова, сгладив присущую его раннему творчеству чрезмерную резкость красок. Федор Протасов у Симонова — человек глубоко неудовлетворенный, борющийся за свободу быть самим собой среди человеческого обмана, равнодушия и духовной черствости. Его бегство из дома стало вызовом лживому благополучию жизни. Благодаря Симонову, постановка пьесы Л. Толстого имела отклик в современности — драма разворачивалась в новую эпоху «общественного лицемерия», демонстрируя созвучный времени протест и сопротивление. Знаменитый монолог Сатина («На дне») о возможности настоящей, достойной жизни звучал у Симонова словно прозрение, происходящее на глазах зрителя. «На нервном эмоциональном подъеме, голосом стремительным, прерывистым, ликующим, Симонов-Сатин говорил о том, как хорошо, как важно быть человеком. Он уже стоял на нарах, полуодетый, весь какой-то светящийся, горящий, готовый обнять всех вокруг себя» (Николай Константинович Симонов: Актер, художник, человек. Л., 1998. С. 83–84). В спектакле «Моцарт и Сальери» (1962) Симонов в роли Сальери «играет трагедию неразделенной, попранной любви к искусству» (Учительская газ. 1966. 22 окт. — И. Иглов). Сальери — фанатик, стремящийся защитить искусство от рушащего его закономерности гения. Однако этот поединок заканчивается нравственной гибелью Сальери. Мучительная душевная борьба, сложная гамма переживаний Симонова отразились в финальной сцене, когда Сальери слушает моцартовский «Реквием»: «Замерший, распластанный на маленьком столике, похожий на гигантскую обессилевшую птицу, он кажется раздавленным трагической мощью моцартовской музыки» (Сов. культура. 1964. 14 янв. — Р. Беньяш). В образе Маттиаса Клаузена («Перед заходом солнца») Симонов раскрыл трагический конфликт человека со своим временем в эпоху социальных бурь, принявших форму надвигающегося фашизма. Этой роли Симонов сумел придать вневременное звучание: «Сквозь Гауптмана Симонов шагает к Шекспиру, за его Клаузеном видится король Лир» (Комсомольская правда. 1971. 1 дек. С. 4. — К. Рудницкий). Другие роли в АТ: Бэбб («Когда спящий проснется»), Иван Козырь («Иван Козырь и Татьяна Русских»), Павел Суслов («Виринея»), Досужев («Доходное дело»), Чацкий («Горе от ума»), Айвазов («Высоты»), Семен Ковров («Ярость»), Григорий Дударь («Диктатура»), граф де Ризоор («Фландрия» («Отечество»)), Макбет («Макбет»), Антипа («Зыковы»), Астров («Дядя Ваня»), Макс Вента («Заговор обреченных»), Хлебников («Персональное дело»), Суходолов («Сонет Петрарки»), капитан Йынь («Дикий капитан»), Клаас («Легенда об Уленшпигеле»). Выступал как режиссер: в Самарском краевом драматическом театре поставил спектакли: «Мстислав Удалой», «Земля и небо» (1932), «Доходное место», «Егор Булычов и другие» (1933), «Привидения» (1934); в АТ — «Очная ставка» (1938) и «Зыковы» (1940), оба совместно с М.И. Вольским. Другие роли в кино: Долгов («Красные партизаны», 1924), Кастусь Калиновский («Кастусь Калиновский», 1928), Артем («Каин и Артем», 1929), Жихарев («Чапаев», 1934), падре Монтанелли («Овод», 1955), Флягин («Очарованный странник», телефильм, 1961), доктор Сальватор («Человек-амфибия», 1962), комиссар Берлах («Последнее дело комиссара Берлаха», 1972). На протяжении всей жизни занимался живописью, был художником, обдумывавшим за мольбертом сценические образы своих героев, находившим в изобразительном творчестве краски и детали для воплощения сценических персонажей. Соч.: Автобиогр. // Встречи с прошлым. Вып. 4. М., 1982. С. 405–406; Конец Робинзонаде // Сов. иск-во. 1933. 14 сент.; Моя работа над Борисом // Лит. Ленинград. 1934. 26 нояб.; О творчестве актера // РиТ. 1937. № 9. С. 39; Рассказ о самом себе // Ленинские искры. 1938. 30 апр.; Макбет // Театр. 1940. № 7. С. 44; Мы наследники неоценимых богатств // Нева. 1956. № 5. С. 9; Нехожеными путями // ТЖ. 1964. № 18. С. 6; Человек среди людей // Театр. Ленинград. 1965. № 41. С. 7; Всегда поле боя // ТЖ. 1970. № 2. С. 4–5; Улыбка Жарова // Лит. Россия. 1970. 30 окт. С. 21; Об иск-ве актера // Николай Константинович Симонов: Актер, худ., человек. Л., 1998. С. 13–25. Лит.: ТЭ; СПбГАТИ СИ. С. 201; Репертуар АТ (ук.); Цимбал С. Л. Николай Симонов. Л., 1973; Любомудров М. Н. Н. Симонов. Ю. Завадский. М., 1983; Любомудров М. Н. Николай Симонов в Петрограде-Ленинграде. Л., 1988. Арх.: СПбГМТиМИ. Ф. 234; ЦГАЛИ СПб. Ф. 260. Оп. 1. Д. 417. Л. 59; Д.494. Л. 4; Д. 661. Л. 23. Галанина, Ю. Симонов Н.К. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 651-652.