Персоналии
Воробьёв Дмитрий Владимирович, артист
Воробьёв Дмитрий Владимирович, артист
Персоналия
Воробьёв Дмитрий Владимирович
Годы жизни
09.01.1965, Ленинград
Вид деятельности
Звание
Заслуженный артист Российской Федерации (2019)
Период работы в театре
1991 — 1998, 2005 по договору
Биография
Лауреат премии «Золотой софит» (2005, 2009). Окончил в 1991 Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии им. Н.К. Черкасова (класс И.О. Горбачева). Сын режиссера В.Е. Воробьева, брат актера К.В. Воробьева. Первая жена — артистка Ирина Полянская, вторая жена — Виктория Воробьёва (Сушко). Сын — Арсений Воробьёв, артист театра и кино Играл во многих петербургских театрах, в т. ч. в Формальном театре — Нимфея («Школа для дураков»); в театре «Фарсы»; в театре «Балтийский дом» — Незнамов («Без вины виноватые»), Сирано де Бержерак («Сирано де Бержерак»), Роберт («Три товарища»), Жан («Фрекен Жюли»); в театре «Приют комедианта» — Джерри («Двое на качелях», Джордж («Кто боится Вирджинии Вульф?»); в театре «Русская антреприза им. А. Миронова» — Никандр Семенович Лупачев («Красавец-мужчина»), Гаев («Вишневый сад»); в Театре сатиры на Васильевском — Франк («Игра в ящик»), Даниэль Штайн («Даниэль Штайн, переводчик»), Марек («Курс лечения»), Смирнов («Водевили»), Джон Проктор («Салемские колдуньи»). Снимается в кино. Амплуа актера — особый «тип петербургского неврастеника», «сдержанный, замкнутый, никогда не проявляющий себя до конца» (Петерб. телезритель. 1999. 25–31 окт. С. 6. — Е. Стависская, Е. Крупецкая). Диапазон жанровых возможностей В. простирается по крайней мере от водевиля до драмы. На сцене АТ его Бальзаминов («Картины московской жизни») был «подверженным странным припадкам вдохновения пустым местом» (ПТЖ. 1995. № 8. С. 79. — Л. Шитенбург). Этот остро ощущающий вкус к жизни «субтильный подросток» «жил как бы на цыпочках и перемещался по сцене за счет сквозняков. …Все свои душевные переживания Бальзаминов Воробьева выражал прыжками. …Мог подпрыгнуть вежливо, приветственно, мог — кокетливо и смущенно, был простенький прыжок досады и нетерпения и роскошный грозный прыжок справедливого негодования. При встрече с очередной невестой следовала серия мелких опасливых прыжочков, завершавшаяся высоким подскоком покорности судьбе. А в сцене с… Белотеловой был усталый обреченный вспрыг, с поникшей головой и траурно повисшими руками. Все, допрыгался» (Там же. С. 75, 76). Печорин («Мonsieur Жорж. Русская драма») В., «нервный, хрупкий, с горькой полуулыбкой, разочарованный преждевременным знанием незамысловатой механики жизни, был строгим юношей, обладающим вкусом и чувством стиля» (Сов. Cибирь. 1995. 14 июня. — Т. Шипилова). Он мог с достоинством и гл. — с юмором принимать поклонение дам. Мог, шмыгая носом, под дождем прыгать по камушкам и ехидно философствовать о роли неба в жизни женщин. Но мог и, стоя на коленях, громко, отчаянно молиться. «Кажется, ему было немного стыдно молиться так громко. И так уж он, ненавидящий мелодраматические жесты, принужден был стать на колени и судорожно тянуть руки к небу. „Вераа-а-а!“ — рвал связки, орал на бога и сгибался в три погибели несчастный, гордый человек» (ПТЖ. 1995. № 8. С. 75. — Л. Шитенбург). Покой его был обманчив — «стиснутые зубы, беспощадная трезвость взгляда, несчастная способность остро и болезненно реагировать на каждый звук, каждый оттенок чужой речи, манера опускать веки, мгновенно „ныряя в глубь себя“, напоминали не только о желании, но и о полной невозможности „забыться и заснуть“» (Там же. С. 78). Внутр. нервная вибрация оказывалась очевидной при всей его внеш. сдержанности. Иронии своей он стеснялся и прятал ее. Но на глупость кого-нибудь из окружающих «улыбочка выползала довольно корректная, конечно, даже ласковая, но нестерпимо едкая» (Там же. С. 76). Актер «играл драму Печорина как экзистенциальную, творческую, и как остро ранящую лирическую, земную» (Невский театрал. 2015. № 1. С. 8. — И. Бойкова). Этого обыкновенного мальчика зритель был почти готов идентифицировать с поколением актера. В Скалозубе («Горе от ума») актер «раскрылся как комедийный талант» (Там же). Хельмер («Нора»), «полнокровный и страстный» в исполнении В., был «слабым, человечным и нежным». Актер «заставил зрителя полюбить своего отрицательного героя» (Час пик. 2005. 18–24 мая. С. 15. — А. Кислова). Др. роли: Плантагенет («Елизавета Английская»), Леонидик («Мой бедный Марат»). С 2014 — актер БДТ: Петер Эгерман («Из жизни марионеток»), Сергей Сергеевич Лосев («Томление»), Густав («Пьяные»), Г-н Смирнов («Дама с собачкой»), граф Ростов («Война и мир Толстого»), Савел Прокофьевич Дикой («Гроза»), Губернатор («Губернатор»), дядюшка Аугусто («Три Толстяка. Эпизод 1. Восстание. Эпизод 2. Железное сердце»), Медведев Владимир Николаевич («Слава»), Стив Ракун («Волнение») и др. Лит.: СПбГАТИ СИ. С. 268; Шитенбург Л. Воздушный корабль // АРС. 1995. № 1. С. 94. Арх.: РГИСИ. Ф. 352. Оп. 78-с. Д. 28. Мальцева, О. Воробьев Д.В. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 181-182.