Персоналии
Петров Николай Васильевич, режиссёр, художественный руководитель, педагог
Петров Николай Васильевич, режиссёр, художественный руководитель, педагог
Персоналия
Петров Николай Васильевич
Годы жизни
21.06.(03.07).1890, Екатеринбург - 29.09.1964, Москва, похоронен на Новодевичьем кладб.
Вид деятельности
Режиссёр, художественный руководитель, педагог
Звание
Народный артист РСФСР (1945)
Период работы в театре
25.10.1910 — 1933, 1936, 1937, 1954
Биография
В АТ 1910– 1933 (с перерывом, сначала как пом. режиссера, затем — режиссер, в 1925–1932 — гл. режиссер), 1936, 1937, 1954. Свою книгу воспоминаний Петров озаглавил «50 и 500» (М., 1960): 50 лет творческой деятельности — 500 спектаклей. Он ставил в крупных драматических и оперных театрах двух столиц, в артистических кабаре Петрограда («Бродячая собака» и «Привал комедиантов») и в театрах малых форм, в мюзик-холле, в театрах Болгарии и Германии, в Московском цирке. В 1921–1922 был главным режиссером БДТ. Самым значительным и плодотворным периодом его биографии были годы работы в АТ: здесь он сформировался как режиссер, здесь были поставлены самые знаменитые его спектакли, ставшие этапными в истории академической сцены и определившие поворот театра к современному советскому репертуару. Петров, учившийся в студии А. Адашева и режиссерском классе В. Немировича-Данченко, был приглашен в АТ А. Лаврентьевым на должность помощника режиссера. Первая самостоятельная режиссерская работа Петрова — сп. «Тот, кто получает пощечины» (1915). Был ассистентом В. Мейерхольда на «Маскараде». Постоянной и интенсивной режиссерская деятельность Петрова стала в 1920-е, начиная с пьес А. Луначарского «Фауст и город» и «Яд». Сп. «Конец Криворыльска» (1925) критика назвала «первой победой», «торжеством театра», а следующие премьеры — «Бронепоезд», «Рельсы гудят», «Ярость» поддержали успех «Конца Криворыльска» и укрепили авторитет Петрова, которому, как отметили критики, удалось преодолеть режиссерский эклектизм акад. сцены. Вершиной творчества режиссера стал «Страх» (1931), самый художественно целостный и, по общему мнению, законченный спектакль Петрова, который пользовался большой популярностью у зрителей. Петров выступал активным пропагандистом современной советской драматургии, гордился тем, что «открыл» пьесы А. Афиногенова, В. Билль-Белоцерковского, Б. Ромашова и повернул, по его выражению, «тяжелый дредноут Академического театра» по курсу современности (Петров Н. Встречи с драматургами. М., 1969. С. 238). Современные пьесы были близки складу дарования Петрова, пафосу его режиссуры, всегда искавшей прямые, короткие связи с окружающей жизнью, с острыми вопросами текущего дня. Цель и назначение режиссуры Петров видел в наиболее точной передаче тематического содержания пьесы сценическими средствами — это стало центральной идеей его книги «Режиссер читает пьесу» (Л., 1934). А. Пиотровский, рецензировавший «Яд», заметил, что он поставлен «по отчетливому и точному режиссерскому замыслу: мир новых строителей и царство бывших, „мир призраков“, их противопоставление — вот конструируемый принцип спектакля» (ЖИ. 1925. № 41. С. 5). Эта режиссерская конструкция — столкновение противоборствующих сторон лицом к лицу — стала основой многих спектаклей Петрова, принадлежавших к жанру сценической публицистики, и обретала особую силу воздействия, когда опиралась на крупные актерские индивидуальности. В историю театра вошла сцена диспута профессора Бородина — И. Певцова и старой большевички Клары — Е. Корчагиной-Александровской из «Страха»: героиня Корчагиной-Александровской, мать казненного революционера, побеждала умозрительные доводы своего противника, и зал поддерживал ее громом аплодисментов. «Бенефис зрительного зала всегда был любимым режиссерским жанром Петрова» (Проблемы теории и практики русской советской режиссуры (1925–1932). Л., 1978. С. 131. — В.В. Иванова). Петров, в числе удач которого было немало современных советских пьес, меньше преуспел в классике. Попытка осовременить «Тартюфа» Мольера (совм. с В.Н. Соловьевым и Н.П. Акимовым) была неудачной. Премьера комедии «Горе от ума», приуроченная к 100-летию театра, с Б. Бабочкиным в роли Чацкого, встретила холодный прием зрителей и критиков. После завершения юбилейных торжеств в декабре 1932 Петров был освобожден от обязанностей главного режиссера театра. В 1933–1936 Петров возглавлял Театр русской драмы в Харькове. В 1936 поставил в АТ (совм. с С. Радловым) сп. «Салют, Испания!», а в 1937 — «Банкир». С 1937 деятельность режиссера была сосредоточена преимущественно в Москве — Центральный театр транспорта, Театр сатиры, где заметный резонанс имела его постановка в 1953 пьесы Маяковского «Баня» (совм. с В. Плучеком и С. Юткевичем), Театр им. Пушкина. В 1954 он вернулся в АТ на одну постановку — «Они знали Маяковского» с Н.К. Черкасовым в главной роли. Руководил актерским и режиссерским факультетом ГИТИСа. Доктор искусствоведения (1946). Соч.: Азбука театра. Л., 1927; 13 уроков драмы. Л.; М., 1929; Актер и сц. образ. Л., 1935; Режиссер в театре. М., 1961. Лит.: ТЭ; Бирман С. Судьбой дарованные встречи. М., 1971. С. 12–38; Пименов В. Жизнь и сцена. 2-е изд. М., 1975. С. 181–188; Золотницкий. Акад. театры… (ук.); Гриншпун И. О друзьях моих и учителях. Киев, 1986. С. 14–40; Я буду режиссером: Театр, жизнь и режиссура: Из неопубл. о театр. деятельности Н. В. Петрова: Сб. ст. М., 1969. Арх.: АТ (Лицевые счета сотрудников театра. 1929–1931. 1932. 1933). Миронова, В. Петров Н.В. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 551-552.