Персоналии
Аграмов Михаил Васильевич, артист, режиссер
Аграмов Михаил Васильевич, артист, режиссер
Персоналия
Аграмов Михаил Васильевич
Годы жизни
1837 - 04(16).04.1893, Севастополь
Вид деятельности
Артист, режиссер
Период работы в театре
Биография
Из дворян, служил офицером, играл в любительских спектаклях, мечтал о театре. Сам А. утверждал, что знанием сцены обязан Н. К. Милославскому (см.: Артист. 1893. № 29. С. 202). Брак со знаменитой актрисой Ю. Н. Линской приблизил осуществление мечты. В дек. 1860 А. ушел в отставку прапорщиком, в 1861 женился и тут же попросил дебюта в АТ. Дебютировал под псевд. (изменив одну букву своей фам.) в кон. 1861 в роли Трубина-Разладина («Отец семейства»). Успеху дебютанта помешали еще свежие восп. об исполнении этой роли А. Е. Мартыновым. Критика приняла А. холодно, но публика верхних ярусов, особенно любившая Линскую, его поддержала. Дирекция сопротивлялась, Линская настаивала, возможно, подействовала и постоянная потребность в молодых актерах на амплуа «героя-любовника», и А. был зачислен в труппу, правда, на самых плохих условиях. Дебютная неудача А. многое определила и в его положении в труппе, и в отношениях с публикой и критикой. А. требовал драм. и трагических ролей. Независимо от того, играл ли он в классике — Арбенина в «Маскараде» (1864) и Гамлета (1867) или в бытовой драме — Ваню Петрова в пьесе из жизни петерб. ремесленников «Мастеровой» (1863) и нигилиста Николая Хазиперова («Отрезанный ломоть», 1865), критика неизменно отмечала мелодраматизм, ходульность. Актер был «до того слаб, что в патетических местах невольно вызывал смех» (БдЧ. 1863. Февр. С. 7). Любил эффекты, неоправданные, часто нелепые. Характерно описание сцены из «Гамлета»: после представления бродячих артистов А. падал на пол ничком и колотил по полу кулаками так неистово, что у него даже отклеился ус (см.: Суворин А. С. Театр. очерки. (1866–1876). Пб., 1914. С. 46). Манеру А. читать стихи одни критики считали осмысленной, др. — фальшивой. Но в гл. были единодушны: не хватало его исполнению общего тона, общей окраски, образ распадался на более или менее эффектные монологи. После «Отца семейства» И. Е. Чернышова и особенно после «Маскарада» критика настойчиво предлагала актеру перейти на роли фатов и купцов. А. сыграл Тропачева («Нахлебник», 1862) и шарлатана-магнетизера Зильбербаха («Новейший оракул», 1864). Но упреки лишь умножились: комизм А. натянут, карикатурен, характерные персонажи, как и драм. герои, существуют вне времени и национальности. «Не реальный, не цельный, не живой человек», — подытожил П. Д. Боборыкин (БдЧ. 1864. Апр. — май. С. 46). Играл А. редко, примерно одну роль в сезон. Это мешало ему накапливать опыт, мастерство. Даже отрицательные рецензии заканчиваются недоумением по поводу редкости его выступлений и уверениями в том, что А. способный актер, не хуже др. в александринской труппе. Роли он получал в бенефисах Линской, к-рая выбирала пьесы, выигрышные для мужа, сама же отходила на второй план, или А. А. Снетковой. Эта актриса, героиня нового романа А., предоставила ему возможность репетировать Самозванца в «Борисе Годунове» (1866). Но после покушения на Александра II пьеса не была допущена к представлению. В др. ист. трагедии «Смерть Иоанна Грозного» (1867) актер сыграл Михаила Нагого. Критика его в этой роли не заметила, но участие в одном из первых на рус. сцене спектакле, создатели к-рого стремились к ист. достоверности, сказалось на будущем режиссерском творчестве А. Положение в труппе было неустойчивым, отношения с критикой и публикой также не складывались, и в 1867 А. со Снетковой уехали в Тифлис. Рекомендуя А., режиссер А. А. Яблочкин дал ему неоправданно хвалебную характеристику: «Это очень талантливый молодой человек, занимающий в Петербурге первые амплуа» (цит. по: Альтшуллер А. Юлия Линская. Л., 1973. С. 108). В 1868 дирекция перестала платить А. по контракту, в 1871 он был уволен, не выслужив права именоваться в афишах артистом имп. театров. После Тифлиса А. служил актером и режиссером в провинции, затем в Москве с 1886 по 1892 у Ф. А. Корша и М. В. Лентовского, недолго в Петербурге в театре Крестовского сада и снова в провинции — в Одессе. Актером он по-прежнему был плохим, критики называли его «невыносимым» Арбениным и Францем Моором. Хвалебные отзывы об игре А. прозвучали только в некрологе. Прославился А. как умный, интеллигентный режиссер, последователь мейнингенцев (его называли не режиссером, а обозначали профессию по-франц. как «meteur en scéne»). Самой изв. его постановкой стало «Горе от ума» в Театре Корша (1886), где В. Н. Давыдов не только сыграл Фамусова, но выступил сорежиссером и много помог А. и в изучении грибоедовской Москвы, и в работе с актерами. Человек разносторонних интересов, увлекающийся, нетерпеливый, весной 1893 А. принял участие в археологических раскопках под Севастополем, простудился и вскоре умер. Лит.: Вольф, 3. С. 23, 29, 35; Хроника // Артист. 1893. № 29. С. 202; ЕИТ. 1892/93. С. 501; Павлова Т. Давыдовские сезоны у Корша // Вопросы театра, 72. М., 1973. С. 268. Арх.: РГИА. Ф. 497. Оп. 2. Д. 17862. Сомина, В. Аграмов М.В. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 63.