Персоналии
Дюр Николай Осипович, артист
Дюр Николай Осипович, артист
Персоналия
Дюр Николай Осипович
Годы жизни
05(17).12.1807, Санкт-Петербург - 16(28).05.1839, Санкт-Петербург, похоронен на Смоленском кладб., в 1936 прах перезахоронен в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры.
Вид деятельности
Период работы в театре
Биография
Дед Дюра - Жан-Батист Дюр - бежал из Франции (Лион) в годы Великой революции. Сначала семья осела в Польше, где предок Дюра стал придворным живописцем Станислава Понятовского, однако и здесь он был втянут в политику и оказался убитым во время восстания Костюшко. Семья его перебралась в Россию. Отец Дюра Жозеф (Иосиф, Осип) стал модным в Петербурге куафером и вскоре женился на двоюродной сестре знаменитой в то время русской танцовщицы Е.И. Колосовой — Марии Николаевне Нееловой. Вскоре жена умерла, оставив сиротами двоих детей — Николая и Любовь. Отец, и до того склонный к расточительству и пьянству, запил окончательно. Колосова взяла малолетнюю Любовь на воспитание в свою семью, Николай же был предоставлен самому себе, сблизился с семьей странствующих комедиантов, сопровождая их по дворам Петербурга, показывая фокусы и напевая веселые песенки. От возможной балаганно-цирковой карьеры Дюра уберегла его тетушка, по просьбе которой в 1816 он был принят в число воспитанников петербургского императорского Театрального училища (1816–1829), где проявил и хореографические способности, что высоко оценил его наставник Ш.-Л. Дидло. Дебют Дюра на сцене произошел 11 янв. 1817: он танцевал в дивертисменте «Вечер в саду». Ему прочили громкую балетную славу, он часто танцевал в балетах своего учителя амуров, малюток и пажей. Однако к концу учебы Дюр стал охладевать к хореографии. Его вдохновил успех на драматической сцене старшей сестры, Л.О. Дюровой, жены П.А. Каратыгина. Дюр решился пойти служить в драму, но его наотрез отказался отпустить Дидло, который возлагал на будущего артиста большие надежды. Дюр нашел защиту у кн. А.А. Шаховского, попросив того содействовать в приеме в драматическую труппу. Дабы разрешить спор двух педагогов, Комитет, управлявший театром, устроил испытание драматических способностей Дюра, предложив ему дебют в роли продажного журналиста Грифьяка в комедии-водевиле Шаховского «Феникс, или Утро журналиста». Успех превзошел все ожидания, Дюр привел в восторг зрителей, сразу же был принят в труппу и начал играть небольшие роли в драмах и трагедиях. Однако театр встретил его неприветливо: в комедии в то время царил В.И. Рязанцев. Талант Дюра на первых порах оказался невостребованным, и артист перешел служить в оперу. На этом поприще он добился значительных успехов: исполнял партии баритона в итальянских операх, которые готовил с Антонием Сапиенца и К.М. Кавосом. Известно, что он исполнил партии Бартоло в «Севильском цирюльнике» Дж. Россини, Папагено в «Волшебной флейте», Лепорелло в «Дон Жуане» В.А. Моцарта и др. В 1831 от холеры умер Рязанцев, и к Дюру перешел весь его репертуар. Дарование Дюра развернулось во всю ширь. Театральное амплуа артиста вскоре определилось как premier comique. Он играл также комических стариков, однако лучше всего ему удавались образы молодых повес, ветрогонов, веселых волокит, бравурных бонвиванов. В этом амплуа он был неподражаем. Главной отличительной чертой артиста была неподдельная феерическая веселость. Он мгновенно завораживал зрителя, умея, как никто, по-настоящему развеселить публику. В водевилях артисту пригодились его таланты танцовщика и умение петь. Дюр был одним из первых сочинителей водевильных куплетов (текстов и музыки), после его исполнения их начинал распевать весь Петербург. Он сочинил музыку к водевилям П.А. Каратыгина, П.С. Федорова, Н.А. Коровкина, а также написал тексты куплетов почти к 50 водевильным пьесам. Артист издал при жизни 3 выпуска водевильных куплетов из своего репертуара. За свою 10-летнюю артистическую жизнь Дюр сыграл на сцене АТ свыше 250 ролей, участвовал в 1500 спектаклях. Популярность обернулась для актера большим испытанием. Бесспорный успех и славу снискал ему образ весельчака и бездумного прожигателя жизни. Стремясь во всем соответствовать этой актерской маске, Дюр стал вести столь же веселую жизнь, что вскоре отразилось на его здоровье: проявились признаки чахотки. Дирекция императорских театров, стремясь сохранить в составе труппы довольно прибыльного актера, послала его на казенный счет лечиться в Германию. Несколько месяцев пребывания на курорте дали свой результат: болезнь временно отступила. Благотворно повлияла на Дюра и женитьба на бывшей воспитаннице Театрального училища, красавице и талантливой актрисе М.Д. Новицкой (Дюр). После поездки за границу и женитьбы он по-настоящему принялся за работу. Первой после этого драматической ролью в АТ был Жовиаль в водевиле Ленского «Стряпчий под столом», которая упрочила громкую славу артиста, затем были сыграны Фрейтаг («Девушка-гусар») и Макар Губкин («Студент, артист, хорист и аферист»). Поклонникам Дюра не было числа. Люди разных званий и сословий сходились на общей любви к талантливому артисту. Даже русские монархи не избежали этой участи. Роль следовала за ролью. Актер блистал в «анекдотическом водевиле» «Ложа первого яруса на последний дебют Тальони», в комедии-водевиле «Артист», запомнился зрителям в ролях: Василия («Филатка и Мирошка соперники, или Четыре жениха и одна невеста»), Альфонса («Молод и стар, женат и нет»), вестника («Пожарской»), Нулина («Еще Меркурий, или Романной маскарад»), критика Яковлева («Горе без ума»). Дюр стал первым исполнителем ролей Молчалина и Хлестакова в пост. «Горя от ума» (1831) и «Ревизора» (1836). Гоголю, однако, не понравилась облегченная трактовка образа Хлестакова, которую предложил артист. Она не соответствовала его представлениям о замысле пьесы, об острой сатирической ее направленности, поэтому он довольно зло написал: «Дюр ни на волос не понял, что такое Хлестаков. Хлестаков сделался чем-то вроде… целой шеренги водевильных шалунов, которые пожаловали к нам повертеться из парижских театров» (ПСС. Т. 4. С. 99). Однако актер создал определенную традицию в исполнении Хлестакова, непринужденного и легкого «враля». Конечно, образ Хлестакова замышлялся Дюром не столь глубоко, как хотелось того Гоголю, но похожесть героя на «водевильных шалунов» была признаком времени, выдвинувшего этот «бессмертный» тип. Дюр лишь подхватил общую тенденцию, отразил реальную картину. Далее в его репертуаре были роли в водевилях «Две женщины против одного мужчины», «Отец каких мало» и др. В 1838 болезнь легких опять дала знать о себе после незначительной простуды. Актер еще некоторое время продолжал вести репертуар, но ему все труднее давалось каждое исполнение. Последний раз он играл на сцене 30 дек. 1838 в пьесе «Отец каких мало». Соч.: Муз. альбом водевильных куплетов, составленный Николаем Дюром, Тетрадь 1-я. СПб., 1837; Тетрадь 2-я. СПб., 1838; Третий и последний муз. альбом водевильных куплетов. СПб., 1839. Лит.: Брокгауз; РБС; ТЭ; Арапов. С. 251, 358; Вольф, 1. С. 8, 19–22, 25–27, 29, 31, 34, 35, 40, 41, 46, 47, 49, 50, 53, 61, 63, 69, 71, 72, 75, 81, 82, 89; Кони Ф. Николай Осипович Дюр // Репертуар рус. театра. 1839. Т. 2. Кн. 7. С. 1–24; Каратыгин (ук.); Паушкин М. Старый водевиль и его актер // Театр и драматургия. 1936. № 7. С. 417–423; Гозенпуд (ук.); Альтшуллер. Театр… (ук.); Платунов А. Арлекин // Александринский — Пушкинский — Александринский. СПб., 1995. С. 20–23; Сюжеты. С. 31–50; Владимирова, Кулиш. С. 446–455; Цимбалова С.И. Протагонист — Маска — Амплуа: Петерб. рус. сцена первой пол. XIX в. СПб., 2013. С. 90–103. Арх.: ИРЛИ. Ф. 659. Д. 18; РНБ. Ф. 1056. Д. 366. Лопатин, А. Дюр Н.О. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 275-276.
Cпектакли
"Ревизор", 1836 (Иван Александрович Хлестаков, Чиновник из Петербурга)