Персоналии
Дюр (Новицкая) Мария Дмитриевна, артистка, танцовщица
Дюр (Новицкая) Мария Дмитриевна, артистка, танцовщица
Персоналия
Дюр (Новицкая) Мария Дмитриевна
Годы жизни
23.01[04.02].1816, Санкт-Петербург - 26.05[07.06].1868, Санкт-Петербург, похоронена на Смоленском кладб.
Вид деятельности
Артистка, танцовщица
Период работы в театре
1834 — 1840, 1840 — 1854
Биография
Урожденная Новицкая. Танцовщица (1834–1840), актриса (1840–1854). Воспитанница петербургского императорского Театрального училища (c 1824), ученица А.А. Лихутиной (с 1826) дебютировала на большой сцене в июле 1832 в балетах Ш. Дидло «Приключение на охоте» (Зелия) и «Зефир и Флора» (Флора). После окончания училища в 1833, «в поощрение таланта», оставлена пансионеркой для усовершенствования (РГИА. Ф. 498. Оп. 1. Д. 529. Л. 9), в апр. 1834 зачислена в балетную труппу театра как солистка на первые пантомимные роли: Нина («Нина, или Сумасшедшая от любви»), Кзелкая («Кавказский пленник, или Тень невесты»), Луиза («Дезертир») и др. Однако, по справедливому замечанию историка, «получила признание не в балетных спектаклях, а в мимической роли героини оперы „Фенелла“ („Немая из Портичи“)» (Красовская В. М. Рус. балетный театр от возникновения до сер. ХIХ в. Л.; М., 1958. С. 203). «Она очаровала всех красотою и талантом. Аплодисментам, вызовам, восторгам не было конца. Дамы носили прически и корсажи à la Fenella, мужчины жилеты и сердца à la Новицкая» (Репертуар рус. театра. 1839. Т. 2. С. 14. — Ф.А. Кони). Выступление балетных танцовщиц в «немых» ролях на драматической или оперной сцене не было для того времени явлением исключительным, но такой исключительный, ошеломляющий, в прямом смысле слова феноменальный успех имела только она и только в этой роли — попытка повторения в опере «Два слова, или Ночь в лесу» успеха не имела, а в водевиле «Ужасная ночь, или Напрасный страх» закончилась просто провалом (РГИА. Ф. 497. Оп. 4. Д. 2009. Л. 86 об.). На пике популярности, в февр. 1835 вышла замуж за Н.О. Дюра и, «переменив фамилию, стала редко являться в балетах» (Антракт. 1868. 9 июня. — А. Пономарев, В. Родиславский). В 1840, после смерти мужа, перешла на драматическую сцену. Готовила ее к дебюту А.М. Каратыгина, В.А. Каратыгин занимался ее дикцией. В роли Антигоны («Эдип в Афинах») дебютантка сразу «выказала большое уменье читать стихи и держать себя на сцене» (Вольф, 1. С. 89). В дальнейшем, пробуя себя в трагедии («Гризельда»), драме («Эсмеральда, или Четыре рода любви»), комедии (Фанни Гибер — «Клевета», Славская — «В людях ангел — не жена! Дома с мужем — сатана!»), водевиле (Путешественница — «Путешественник и путешественница»), по осторожному мнению рецензента, «еще не нашла роли, вполне соответствующей ее роду таланта» (Репертуар рус. театра. 1841. Т. 1. С. 6. — О. П.). Что не помешало Дюр унаследовать «первое амплуа» — сначала «молодой любовницы» от умершей в 1841 В.Н. Асенковой, затем в «высоком» репертуаре А.М. Каратыгиной после ухода той со сцены в 1844. «Это была актриса умная, старательная, искусная, но холодная и несколько манерная» (Антракт. 1868. 9 июня. — А. Пономарев, В. Родиславский). «В особенности страдала отсутствием небесного огня» (Вольф, 1. С. 89). Постепенно — параллельно и как бы в стороне — складывался иной, собственный репертуар Дюр со все более преобладающими русскими «благородными матерями» и просто женщинами «среднего круга». Здесь, в обойденных вниманием критики характерных, сниженных образах провинциальных жен (Людмила Петровна — «Обыкновенные люди») и теток (Варвара Саввишна — «Своя семья, или Замужняя невеста»), помещиц (Черешнева — «Отсталые люди, или Предрассудки против науки и искусства») и писательниц (Глафира Платоновна — «Писательница») вполне могла найти себе достойное применение индивидуальность актрисы в совокупности отмеченных достоинств и недостатков. Так или иначе, но публика к ней не охладевала никогда. Отчасти, вероятно, в благодарную память о муже. Не случайно длительная связь с А.Л. Пащенко (статский советник, театрал и картежник) только после отставки в 1854 обрела статус законного брака. Злые языки утверждали, что именно его разорительные карточные проигрыши довели Дюр до преждевременной кончины (См.: Панаева А.Я. Восп. М., 1986. С. 40). Согласно официальной версии, перелом ноги при осмотре строящейся дачи стал причиной длительной болезни и смерти. Лит.: Брокгауз; РБС; Борисоглебский (ук.); Вольф, 1. С. 82, 86, 89, 93, 94, 96, 97, 101, 104, 113, 114, 121, 131, 170; Максимов. С. 73, 74, 76; Плещеев А. Наш балет (1673–1899). СПб., 1899. С. 94–95; Петерб. театры в 1842 году // «Пантеон». 1843. № 2. С. 231; Сюжеты, 2. С. 113– 135, 591–605. Арх.: РГИА. Ф. 497. Оп. 1. Д. 6392. Цимбалова, С. Дюр М.Д. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 274-275.