Персоналии
Керученко Ирина Вильямовна, режиссёр
Керученко Ирина Вильямовна, режиссёр
Персоналия
Керученко Ирина Вильямовна
Годы жизни
16.02.1969, Молодечно Минской обл., Белоруссия
Вид деятельности
Режиссёр
Период работы в театре
Биография
Окончила в 2000 режиссерское отд. Белорус. гос. акад. искусств, затем, переехав в Москву, в 2005 Школу-студию МХАТ (режиссерская группа К.М. Гинкаса). Первое образование получила в Минском гос. педагогическом институте им. М. Горького (1993) и в Минском гос. лингвистическом ун-те (1995). Поступление на курс К.М. Гинкаса стало для Керученко решающим. Под его художественным влиянием формируется ее режиссерский почерк, в котором узнаваемы приемы ее мастера. Свой режиссерский путь Керученко начала с постановок по современной драматургии: «Фантомные боли» В. Сигарева (совместная работа Школы-студии МХАТ и Театр.doc, 2004), «Я — пулеметчик» Ю. Клавдиева (Центр драматургии и режиссуры А. Казанцева и М. Рощина, 2007), «Калека с острова Инишмаан» М. Мак-Донаха (ЦИМ, 2006). Уже в первых постановках К. обратило на себя внимание ее умение выстроить четкую и ясную композицию, детально работать с актерами, подробно вчитываться в текст автора. Со временем К. сосредоточилась на работе с классикой («Гедда Габлер» Ибсена, совм. работа Школы-студии МХАТ и ЦИМа, 2005), с малой прозой («Кроткая» по рассказу Ф.М. Достоевского в МТЮЗе, 2011). В АТ на Малой сцене поставила сп. «Сон смешного человека» (2012) и «Солнечный удар» (2014). В обеих работах проявились основные черты ее режиссуры, знакомые по прежним постановкам: любовь к камерному пространству, где возможно максимально приблизить персонажей и их интимные переживания к зрительному залу, нарочитая эстетизация мизансцены, уподобленной кинокадру, музыкальность композиции, внимание к предметным деталям (метафорам), погружающим зрителя в эмоциональное состояние героев. В сп. «Сон смешного человека» К. продолжила исследовать мучительную двойственность природы человека. Напряженная работа мысли, самоанализ болезненного сознания вел к разрушению того прекрасного мира, к которому были устремлены самые чистые «порывы души» молодого человека. Происходящее на сцене то запаздывало, то, наоборот, опережало слова, произносимые гл. героем. Он словно бы находился в ловушке своих мыслей, умозаключений, предопределивших его фатальный конец, он был заточен в пространстве своих фантазий. «Герой Ивана Ефремова… несет в себе черты пленника идеи, человека, одержимого мыслью, продолжает ряд персонажей вроде Ставрогина или Кириллова… Проходные (у Достоевского) сцены, вроде похорон, развертываются в самостоятельные этюды. Посмертные ощущения героя растаскиваются на реплики окружением. Звуки пьяной икоты, соединяясь с молитвой и со стуком молотка, вколачивающего в гроб гвозди, образуют своего рода музыкальную мессу. Вечность, ждущая героя, представлена жирным пауком, выползшим из баньки Свидригайлова» (Джурова Т. Земля обетованная, или сон Федора Михайловича // ПТЖ. Офиц. сайт. 29.09.2012). Иной задаче была подчинена работа с текстом в сп. «Солнечный удар» (по И.А. Бунину). С. Балкшин (Поручик) и Ю. Марченко (Прекрасная Незнакомка) объединили в своей игре роли персонажей и рассказчиков. Режиссер создавала тем самым эффект неоднократного возвращения героев к событию прошлого, которое отпечаталось в их памяти ослепительной вспышкой. Основной драматизм этого спектакля проявился, как и в других спектаклях К., не только в столкновении прошлого и настоящего, реальности и воспоминаний, но и в неожиданных и фатальных для героев душевных надломах. Лит.: Репертуар АТ (ук.); Ким А. Бесконечно солнечный // ПТЖ. Офиц. сайт. 16.04.2014; Якубова Н.О. Победа над драмой // Совр. драматургия. 2008. № 3. С. 194–198; Казьмина Н.Ю. Проигранная любовь // Планета Красота. 2009. № 11–12. С. 12–14; Сенькина В. В вас слишком много боли // ИД. 2011. № 50–51. С. 2. Сенькина, В. Керученко И.В. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 346-347.