Персоналии
Нильский Александр Александрович, артист, мемуарист
Нильский Александр Александрович, артист, мемуарист
Персоналия
Нильский Александр Александрович
Годы жизни
10.[22].12.1840, Москва - 31.07.[12.08].1899, Санкт-Петербург, похоронен на кладб. Преображенского монастыря в Старой Руссе.
Вид деятельности
Артист, мемуарист
Период работы в театре
1858 — 1883, 1892 — 1897
Биография
Настоящая фамилия Нилус. Жена — актриса Е.И. Подобедова (по сцене Подобедова 2-я). Родился в мещанской семье, обладавшей связями в высших чиновничьих кругах. Обучался в 1-й московской гимназии (1846–1856), в числе его педагогов был А.А. Григорьев. В ученическом сп. «Не в свои сани не садись» играл Дуню. В 1856 по протекции директора императорских театров А.М. Гедеонова был принят в петербургское императорское Театральное училище, где учился в классе В.П. Василько-Петрова до 1860 г. После удачного исполнения небольшой роли в школьном сп. «Чиновник» был по приказанию того же Гедеонова зачислен в труппу АТ, оставаясь при этом «казенным пенсионером» (см.: Нильский. С. 1, 21). Нильского явно готовили на смену А.М. Максимову, но ни темпераментом, ни изяществом Максимова, ни его многогранностью он не обладал. Сценическая карьера Нильского началась успешно. Импозантный, с лицом красивым, хотя и недостаточно выразительным, Нильский как нельзя лучше подходил для ролей фатов-дворянчиков, а также для ролей разночинцев, отчасти протестующих против уклада жизни. Такие роли скоро выродились в штампы, и В.А. Слепцов в 1868 уже употреблял имя Нильского как нарицательное для обозначения соответствующего амплуа. «В последние два года написано и разыграно несколько так называемых „современных пьес“, и в каждой такой пьесе есть непременно одно лицо, одна такая роль, которая по всем свойствам своим нашла наилучшее воплощение свое в г. Нильском… держит оно себя на сцене с некоторой самонадеянностью, впрочем, ведет себя довольно пристойно; но существенного влияния на развитие драмы не имеет, присутствие же свое на сцене ознаменовывает исключительно извержением более или менее шумных потоков речи…» (ОЗ. 1868. № 2. С. 320). В значительной степени упрек относился к роли Шаброва в пьесе «Виноватая» (1867). В нач. 1860-х с Нильским связывали надежды. А. Григорьев называл его «молодым даровитым артистом» (Григорьев. С. 237). В 1862 Нильский сыграл Чацкого мечтательно-влюбленным юношей. К этому времени о молодости Чацкого на сцене почти забыли: в его роли выступали как минимум 40-летние актеры. Для Нильского конфликт его молодого героя с фамусовским миром — это столкновение пылкости, мечтательности, юношеского идеализма со зрелостью и цинизмом. Актер нашел поддержку в первом критическом разборе В.А. Крылова (Некоторые из лиц комедии «Горе от ума» в сценическом отношении. СПб., 1862). Крылов отмечал, что Нильский точнее, чем другие, передавал увлеченность Софьей, «неуменье сдерживаться», «неразборчивость в словах». Григорьеву, считавшему Чацкого главным героическим лицом в литературе, такая трактовка не понравилась. Еще больше ему не понравился Нильский в роли Жадова («Доходное место», 1863). Он считал, что актер слишком стремился к эффектности: «Игра г. Нильского была игра „с бенгальским освещением“» (Григорьев. С. 299). Др. критики, после того как увидели в роли Жадова С.В. Шумского, тоже стали считать игру Нильского ходульной и пустой. Причину таких оценок разъяснил позднее И.А. Гончаров, заметив, что Нильский — Жадов «берет, пожалуй, тон несколько выше окружающих его людей — и что он как будто не на своем месте, он слишком выше всех в этой смешанной толпе — своим воспитанием и манерами» (И.А. Гончаров критик. М., 1981. С. 140). Вполне уместен был Нильский в роли Леонида в «Воспитаннице» (1863). Нильский перевоплощался с трудом. В исторических драмах он выглядел как в современник. Ни Борис Годунов, ни Иоанн Грозный в «Смерти Иоанна Грозного» ему не удались (1867 и 1868), и, хотя в «Хронике» он привел сочувственный отзыв А.К. Толстого: «Могу сказать, что если даже не все места были переданы им равно знаменательно, то он ни одного не передал фальшиво» (см.: Нильский. С. 149), других похвальных отзывов не было. Нильский содействовал тому, что на сцену были допущены ранее запрещенные «Разбойники» и «Коварство и любовь» (1868 и 1870), но сам в роли Карла Моора выглядел претенциозно декламатичным. Он долго отказывался от роли Гамлета, но когда сыграл ее в 1875, то счел свое исполнение слабым (см.: Там же. С. 161). С конца 1870-х Нильский решил перейти на роли характерных стариков (см.: Островский. ЛН. Кн. 1. С. 366). Его Каркунов в «Сердце не камень» (1879) «ни по обличью, ни по тону… нимало не напоминал замоскворецкого купца» (Голос. 1879. 20 дек. — Д.В. Аверкиев). Когда после смерти П.С. Федорова (1879) нач. репертуара стал А.А. Потехин, отношения Нильского с новым руководством не сложились. Нильский резко отзывался о Потехине, в т. ч. и в письмах к Островскому. В окт. 1882 он писал: «…видеть все несправедливости, грязь, кумовство и оплевание всего, что прежде уважалось в театре, истинное наказание и несчастие» (Островский. ЛН. Кн. 1. С. 367–368). В февр. 1883 юбилейным бенефисом Нильского, сыгравшего роль маркиза («Дядька в затруднительном положении»), закончился первый период его службы в АТ. В 1886 Нильский писал Островскому: «…вот уже три года как по личной неприязни Потехина я принужден был отказаться от всякой деятельности и впоследствии незаслуженных оскорблений оставить петербургскую сцену» (Там же. С. 396). Нильский уехал в провинцию, где и раньше гастролировал не без успеха. Его побудила к этому и смерть жены в мае 1883. Он играл во многих провинциальных городах, но служить в провинции не любил. С 1886 работал в частных театрах Петербурга и Москвы (в антрепризах Г.А. Арбенина и И.П. Зазулина, в Театре Корша и др.). Два года (1889–1892) был антрепренером Александровского театра в Гельсингффорсе, о чем впоследствии не мог вспоминать без ужаса. Когда Островский стал во главе московских театров в 1886, Нильский обратился к нему с просьбой принять его в труппу Малого театра, на что Островский ответил отказом. В 1892 Нильский вернулся в АТ. По возвращении перешел на роли стариков: Пехтерьев («Завтрак у предводителя», 1893), Лемм («Дворянское гнездо», 1894). В 1897 вышел в отставку. Соч.: Закулисная хроника. СПб., 1897; 2-е изд. СПб. 1900; Письма Нильского // Островский. А.Н. Кн. 1. С. 363–372. Лит.: Брокгауз; ТЭ; Вольф, 3. С. 8, 21, 23–27, 29–32, 35–40, 42, 44–46, 50–61, 63, 65–71, 73–75, 85–88; Гнедич. С. 4–9, 11, 13–15, 18, 19; Линский Вл. [Вакулин В.А.] А.А. Нильский // ТиИ. 1909. № 32. С. 550– 551; Крылов В.А. Прозаические соч.: В 2 т. СПб., 1908. Т. 2. С. 503, 507–510, 512, 514; Григорьев (ук.); Марков П. А. О театре: В 4 т. М., 1974. Т. 1 (ук.). Арх.: РГИА. Ф. 497. Оп. 5. Д. 2263. Данилова, Л. Нильский А.А. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 510-511.