Персоналии
Жулёва Екатерина Николаевна, артистка
Жулёва Екатерина Николаевна, артистка
Персоналия
Жулёва Екатерина Николаевна
Годы жизни
30.08.(11.09).1830, сельцо Космодемьяновск, Калуж. губ. – 29.06.(12.07).1905, Санкт-Петербург, похоронена на Новодевичьем кладб.
Вид деятельности
Артистка
Звание
Заслуженная артистка Императорских театров (1896)
Период работы в театре
Биография
По мужу Небольсина. Начала учиться в московском императорском Театральном училище под руководством М.С. Щепкина, затем по предложению А.М. Гедеонова переехала в Петербург. Дебютировала в 1846, еще будучи ученицей, в водевиле «Дочка его благородия» (Матреша). В 1847 окончила петербургское императорское Театральное училище и в марте была принята в труппу АТ, оставаясь формально казенной пансионеркой. Официально членом труппы она стала в сент. 1849. С 1846 по 1852 сыграла 150 ролей. Поначалу Жулёва выступала в водевилях на амплуа травести: Габриэль («Девушка-гусар»), юнкер Лелев («Гусарская стоянка, или Е ще подмосковные проказы») и мн. др. В сезон 1849/50 получила роль Офелии, исполнение которой ставили выше, чем исполнение ее предшественниц, в частности, Асенковой. В сезон 1850/51 сыграла гл. роль (Каролины Алар) в драме «Порыв и страсть». А.И. Вольф писал: «У молодой артистки Жулевой, видимо, было призвание к драме, но ей, как нарочно, навязывались роли с переодеванием, роли мальчиков и в особенности с пением, ради звучного ее голоса» (Вольф, 1. С. 394). Большим успехом пользовалась она в роли Катерины Николаевны («Водевиль с переодеванием»), исполняя цыганские романсы. Прекрасный голос позволил ей спеть и оперную партию Розы в опере Ф. Галеви «Андорская долина». В 1852 вышла замуж за генерала Н.И. Небольсина, что вызвало неудовольствие дирекции императорских театров. Хотя Жулёва не оставила сцену, количество новых ролей резко сократилось, у актрисы отняли право на бенефисы. Тем не менее вскоре она снова заняла ведущее положение в труппе. Водевиль сменился в ее репертуаре более популярной во второй пол. 1850-х мелодрамой. Жулёва с успехом играла Амалию («Тридцать лет, или Жизнь игрока»), Эсмеральду («Собор Парижской Богоматери»), хотя критически настроенный рецензент отмечал, что она не всегда в мелодрамах «удовлетворительна и иногда берется и за такие роли, которые ей не по силам, как, например, в драме „Адриенна Лекуврер“» (ТиМВ. 1859. № 20. С. 206). Н.А. Селиванов писал, что «некоторую мелодраматичность в тоне» Жулёва сохранила до конца (ЕИТ. 1895/96. С. 400). В 1850-е актриса получает новые роли классического репертуара: Лиза («Горе от ума»), Донна Анна («Каменный гость»), Эболи («Дон Карлос»). В 1860-е она, еще будучи молодой женщиной, перешла на роли гранд-дам, благородных матерей. В шекспировском репертуаре вчерашняя Офелия и Порция вышла на сцену в образах леди Макбет и Гонерильи, требующих острой характерности и драматизма. П.С. Федоров в докладной директору императорских театров сообщал: «Она — лучшая у нас артистка для сильных ролей в драмах и женщин средних лет в комедиях» (см.: Там же. С. 397). В 1860–1890-е Жулёва сыграла много ролей в комедиях и драмах Островского: Турусина, Мавра Тарасовна, Кармина, Надежда Антоновна Чебоксарова, Мурзавецкая, Уланбекова, Гурмыжская, Кабанова, Лупачева. Впрочем, один из современников полагал: «Все попытки ее изображать купчих и мещанок оканчивались неудачно. Во всем репертуаре Островского у нее была выдающаяся роль Марфы в „Дмитрии Самозванце и Василии Шуйском“» (ССД. Вып. 3. С. 14). Среди ее комических ролей особо выделялись старуха Хлестова («Горе от ума»), Атуева («Свадьба Кречинского») и Анна Андреевна («Ревизор»). Бесспорным был успех Жулёвой в ролях дам высшего общества. «Это была барыня-аристократка в точном смысле этого слова. Такого благородства в тоне и манерах не было ни у одной исполнительницы ролей ее амплуа, игравших и до, и после Екатерины Николаевны. Едва ли мы преувеличим, если назовем Е.Н. родоначальницею всех русских театральных grande-dame. У ней учились, ей подражали» (ТиИ. 1905. № 27. С. 428). Дело не только в том, что она вращалась, благодаря мужу, в высшем обществе. Скорее, наоборот, ее красота, импозантность, умение держать себя делали ее уместной в свете. Юрьев передал свои первые впечатления от встречи с Жулёвой: «Говорит чеканно, медленно, с весом, но отнюдь не надменно, а просто. Во всем чувствуется какая-то присущая ей властность и благородство» (Юрьев. Т. 1. С. 318). В 1890-е Жулёва — признанный патриарх АТ. К ней ездят представляться, ей первой подают карету при разъезде после спектакля. Репертуар Жулёвой насчитывал 436 ролей. В 1896 в связи с 50-летием творческой деятельности состоялось ее торжественное чествование, для которого В.А. Крылов написал «юбилейную пьесу», от писателей актрису приветствовал Д.В. Григорович. Лит. ТЭ; Вольф, 1. С. 115, 121, 127, 137, 138, 144, 152, 154; Вольф, 2. С. 146–147, 156, 166, 177–178, 190, 201, 211; Вольф, 3. С. 9, 12, 17, 23, 25, 30, 33, 35, 37–39, 45, 50, 55–58, 60, 63, 65, 67, 73–75, 100–101; Гнедич. С. 4–6, 9, 14–24, 26, 28–34, 36, 38–41, 44–47, 49–57, 59–61; Кони Ф. Е.Н. Жулева, артистка рус. сцены // «Пантеон». 1852. Т. 2. Кн. 3. С. 27–34. Соколинский, Е. Жулёва Е.Н. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 293-294.