Персоналии
Рощина-Инсарова Екатерина Николаевна, артистка
Рощина-Инсарова Екатерина Николаевна, артистка
Персоналия
Рощина-Инсарова Екатерина Николаевна
Годы жизни
12.06.1883, Москва - 26.03.1970, Париж, похоронена на кладб. Сент-Женевьев-де-Буа
Вид деятельности
Артистка
Период работы в театре
Биография
Урожденная Пашенная. Дочь изв. актера Николая Петровича Рощина-Инсарова (Пашенного), сестра н. а. СССР Веры Николаевны Пашенной. Незадолго до 1917 вышла замуж за графа C. Игнатьева, развод состоялся в 1928. Уже в 1899, лишившись отца, начала службу в театре Н.Н. Соловцова в Киеве. В 16 лет сыграла Катерину Кабанову. Играла в театрах Николаева, Астрахани, в Театре Корша в Москве и быстро выдвинулась на первые роли. Летом 1905, во время выступлений в дачном театре под Петербургом, была замечена Е.П. Карповым и приглашена в Суворинский театр, где играла свои коронные роли: Катерину в «Грозе» и Анну Демурину в «Цене жизни». С 1909 по 1911 служила в театре К.Н. Незлобина, где по просьбе Л.Н. Андреева исполнила главную роль в его драме «Анфиса» (1910). Имела особенный успех в «Даме с камелиями» и в «Обнаженной». В 1911 приглашена по представлению А.И. Южина В.А. Теляковским в Московский Малый театр, где дебютировала в роли Катерины. Играла с Остужевым «Герцогиню Падуанскую», в репертуаре Рощиной-Инсаровой также: Маргарита Готье , Анна Демурина («Цена жизни»), Елена Ларош («Тайфун»), Нина Симбирцева («Дама из Торжка») и др. В 1913 приглашена в АТ, дебютировала в роли Анны Демуриной, которую 17 лет назад впервые сыграла Савина. А. Кугель обнаружил во вновь прибывшей актрисе «одну из чеховских трех сестер», меланхоличную и надломленную, которую «какою росою действенной любви не вспаивай, а к радости жизни не вернешь». Это анемичная, малокровная барыня, склонная к сомнамбулизму и физическому трансу (ТиИ, 1913, № 46. С. 938–939). В карикатурной характеристике критика — модный тип современной женщины, который с блеском представляла Рощина-Инсарова, обладавшая гипнотической властью над зрителем. Рощина-Инсарова была воплощением женщины модерна на русской сцене. Создавала неслитную двойственность характера: страстность, греховность, но и «мистический трепет», отчужденность от живой жизни, ее угасание, усталость. Она казалась невесомой в платьях пепельного тона, словно туманных и тающих, ее нервное лицо ежесекундно менялось, глубокие магнетические глаза и хрипловато-надтреснутый голос создавали магию нервической женственности, где все было соблазн и тайна, надлом или каприз. Ее роли строились на изломанных линиях, резких переходах, переменах настроений: вспышки, мгновенные порывы страсти сменялись слабостью, опустошением. Она играла душевный разлад, спутанность чувств, смесь кокетства и отчаяния, трагическое волнение и страх, беспомощность, общую обреченность. Критика признавала глубокую оригинальность ее таланта и самобытность ее мастерства: у нее «очарование смелых, всегда неожиданных и никогда шаблонных приемов» (Рампа и жизнь. 1917. № 20. С. 7. — Ю. Соболев). Еще в 1907 по поводу выступления Рощиной-Инсаровой в роли Катерины в Суворинском театре И. Осипов отметил, что актриса отменила бытовое прочтение образа в пользу мистического настроения роли и дала «бесплотную» Катерину, «держалась на сцене какой-то иконой» (Обозрение театров. 1907. 30 авг. С. 10–11). С точки зрения критика, она попалась на «модернистскую удочку», не живет в роли, а дает «проникновенное» чтение роли, то есть поддалась «порче», влиянию опытов Мейерхольда тех лет. В «Даме из Торжка», эстетизирующей старину и старинную комедию, Рощина-Инсарова показала себя актрисой современного стилизаторского театра. У нее были безупречное чувство формы и стиля, шарм, изящество, техническая изощренность. Не случайно в АТ Рощина-Инсарова оказалась в центре большинства спектаклей Мейерхольда. Режиссер считал ее «самою молодою и самою талантливой в Александринке» (Мейерхольд В.Э. Переписка, 1896–1839. М. 1976. С. 163). Ее игра не была связана с переживанием, перевоплощением, а подчеркивала форму, виртуозную легкость собственной техники, и взрывы нервного темперамента актрисы подчинялись общему изящному рисунку роли. Критика отмечала у Рощиной-Инсаровой художественную передачу истерики, когда плач передается легким судорожным биением всего тела, разнообразную технику «кокетства», приемы рыдания с разными оттенками, грациозные смешки, загадочные взгляды, неподражаемые жесты и пр. Мейерхольд поставил специально для Рощиной-Инсаровой «На полпути» (1914) и «Пигмалиона» (1915). Она сыграла Финочку в его постановке «Зеленого кольца», Вареньку в «Романтиках». Вероятно, что замысел знаменитого мейерхольдовского сп. «Гроза» (1916) был вдохновлен мистической Катериной Рощиной-Инсаровой (речь, обращенную к участникам спектакля он посвятил актрисе), она же сыграла Нину в легендарном «Маскараде» (1917). Революция прервала театральную карьеру Рощиной-Инсаровой в момент высшего расцвета ее таланта и славы. Летом 1917 на гастролях в Москве играла «Анфису», «Обнаженную», «Я так хочу», «Флавию Тессини», летом 1918 гастролировала в Москве, Харькове, Киеве, Одессе, из Крыма вместе с семьей отправилась в Константинополь, потом на остров Мальта, в Рим, Париж. В 1923–1924 организовала Театр русской драмы и театральную студию в Риге, там же в 1926 по ее инициативе состоялось открытие Камерного театра. В репертуаре Рощиной-Инсаровой «Цена жизни», «Дама из Торжка», «Вишневый сад», «Без вины виноватые», «Осенние скрипки», «Самое главное». Последующие годы жила в Париже, где в 1929 был издан альбом «Ноmmage a Roschina-Insarova» со статьями И. Бунина, Б. Зайцева, А. Ремизова. Сотрудничала с Мих. Чеховым, Н.Н. Евреиновым, играла в парижских театрах «Комартен», «Альбер 2», выступала как чтица на эстраде. Работала в Берлине и др. городах. Соч.: Воспоминания Рощиной-Инсаровой: Русские сны в Париже // Московский наблюдатель. 1992. № 3. С. 58–59; «Играй сам, мерзавец, если ты со мной равен!» // Моск. наблюдатель. 1993. № 7. С. 54–59; Письма Р.-И. // Театр. 1991. № 3. С. 75–77. Лит.: ТЭ; Рудницкий К. Л. Режиссер Мейерхольд. М., 1969 (ук.); Очерк А. И. Сумбатова-Южина, посв. Р.-И. // ТЖ. 1974. № 22. С. 26– 27; Двадцатипятилетие сц. деятельности Е. Н. Рощиной-Инсаровой. Париж, 1927; Тодрия Н. Парижские восп. // Театр. 1991. № 3. С. 68– 77; Мейерхольд в рус. театр. критике. М., 1997 (ук.); Варламова А. «Гроза» в пост. Вс.Э. Мейерхольда // А.Н. Островский. Новые исследования. СПб., 1998 (ук.); Рус. драм. театр: Энциклопедия. М., 2001. РГИА. Ф. 497. Оп. 13. Д. 911. Кухта, Е. Рощина-Инсарова Е.Н. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 607-608.