Персоналии
Радлов Сергей Эрнестович, режиссёр, педагог, художественный руководитель
Радлов Сергей Эрнестович, режиссёр, педагог, художественный руководитель
Персоналия
Радлов Сергей Эрнестович
Годы жизни
23.09.1892, Санкт-Петербург - 27.10.1958, Рига, Латвия, похоронен на кладб. Райниса.
Вид деятельности
Режиссёр, педагог, художественный руководитель
Звание
Заслуженный деятель искусств РСФСР (1940), заслуженный артист РСФСР (1933)
Период работы в театре
1923 — 1927, 1936 — 28.02.1938
Биография
Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1939). Родился в профессорской семье, окончил историко-филологический факультет Петербургского университета (1916). С 1911 публиковал в периодике свои стихи и переводы. В 1913–1917 был активным участником театральной Студии Мейерхольда на Бородинской и одним из авторов журнала «Любовь к трем апельсинам». Сотрудничал с петербургским «Нашим театром» и «Старинным театром» (1913) как автор интермедий. В 1918–1919 работал в Петроградском отделении Театрального отдела Наркомпроса, в культурно-массовых организациях ПВО и Балтийского флота, в организованном им Театре экспериментальных постановок (1918), в театре «Студия» (1919), участвовал в постановке массовых зрелищ. В 1920–1922 руководил основанным им театром «Народная комедия», возрождавшим традиции балагана и комедии масок, приспосабливая их к актуальным нуждам массового агитационного театра. Театральные искания Радлова включали эксперименты в плане импровизации, эксцентриады, циркизации и кинофикации театра, пантомимы. В эту же пору определились и жанровые приоритеты Радлова, отдававшего предпочтение театру трагедии и народного бурлеска. В 1924 сотрудничал с Драматическим театром Госнардома. В 1923 был приглашен Ю.М. Юрьевым для режиссерской работы в АТ, начавшейся постановкой «Эугена Несчастного» (1923, на сцене Малого оперного театра). Сам Юрьев и отдельные рецензенты приветствовали в спектакле Радлова новизну и современность, считая его шагом на пути к освежению репертуара академической сцены. Между тем у большинства критиков постановка вызвала серьезные нарекания. Исследователь творчества Радлова Д.И. Золотницкий в качестве основной причины называл «разлад между постановочным замыслом и навыками актеров, отчасти между замыслом и пьесой». Неудачной была признана игра исполнителей главных ролей и участников массовых сцен, неспособных к выполнению острых ритмических заданий режиссуры. По заключению Золотницкого, несмотря на наличие в спектакле отдельных выразительных эпизодов, «экспрессионистская прививка к мощному академическому стволу удалась не вполне» (Золотницкий. Радлов. С. 57). В работе над сп. «Волчьи души» (1924, на сцене Малого оперного театра) разногласия Радлова с актерами АТ достигли такой остроты, что режиссер и художник В.В. Дмитриев сняли свои имена с афиши, а спектакль был определен рецензентами как «банальный», разыгранный в исполнительских традициях «школы старых „александринцев“». (Там же. С. 61). Ситуация буквально повторилась и в связи со сп. «Общество почетных звонарей» (1925, на сцене Малого оперного театра), не удержавшемся в репертуаре. Отдельные режиссерские находки Радлова не спасали постановку, «крайне поверхностную, даже сырую» (РиТ. 1925. № 45. С. 5. — К. Тверской). В 1924 на сцене Малого оперного театра Радлов поставил «Лисистрату», заняв в ней преимущественно молодых актеров АТ. Реакция на спектакль вновь была крайне разноречивой. С.С. Мокульский приветствовал постановку «в стиле площадного балагана с элементами акробатики и клоунады», включавшую «серьезные, патетические моменты, выявляющие обличительную тенденцию Аристофана» и «хоровые сцены, погружающие зрителя в маскарадную стихию античной комедии» (см.: Золотницкий. Радлов. С. 64). Между тем остальными рецензентами и публикой спектакль был воспринят более сдержанно. П.А. Марков позднее оценивал постановку как опыт «реконструкции», в котором «поправки на современность были недостаточны, чтобы заслонить от зрителя тяжеловесную научность» работы режиссера (см.: Там же. С. 65). Сп. «Отелло» (1927) был поставлен Радловым в связи с 35-летием артистической деятельности Юрьева (в очередь с Юрьевым в роли Отелло выступал И.Н. Певцов). Запланированная на следующий сезон постановка «Заката» не была осуществлена. В 1927 поставил экспериментальный сп. «Ода Набунага» в Театре-студии при АТ, осваивая некоторые элементы техники японского театра. Параллельно с работой в АТ Радлов в 1920-е ставил спектакли и в других коллективах: в Ленинградском государственном академическом театре оперы и балета (6 опер), в Техникуме сценических искусств, в Театре «Комедия». На разных сценах Радлов поставил также 6 оперетт, эстрадную программу, несколько программ в цирке, с которым продолжал сотрудничество вплоть до 1936. С 1928 по 1942 Радлов возглавлял Молодой театр, организованный им из своих учеников и учеников В.Н. Соловьева, считая работу в нем главным делом жизни (с 1934 Театр-студия п/р Радлова, с 1936 — в «Пассаже», с 1939 Театр им. Ленинградского совета). Основу репертуара театра составляли постановки пьес Шекспира, переведенных женой режиссера поэтессой А.Д. Радловой: «Отелло» (1932, 1935), «Ромео и Джульетта» (1934, 1939), «Гамлет» (1938). В 1931–1934, будучи художественным руководителем Ленинградского театра оперы и балета, Радлов поставил в нем 3 оперы и 3 балета. В сотрудничестве с А.И. Пиотровским Радлов создал сценарий балета «Ромео и Джульетта». В 1932 в саду Народного дома Радлов поставил сборный сп. «Царь Эдип» с актерами АТ, БДТ и студентами ТСИ. Из четырех постановок Радлова в Государственном еврейском театре в Москве (две из них — совместно с С.М. Михоэлсом) самым изв. стал сп. «Король Лир» (1935). В том же году состоялась не менее нашумевшая постановка Радлова - «Отелло» в московском Малом театре. Спектакль «Борис Годунов», который Радлов репетировал во МХАТе в 1935–1937, так и не был завершен. В 1936 Радлов вернулся в АТ в качестве его художественного руководителя, сменив на этом посту Б.М. Сушкевича. В период руководства Радлова в 1937 АТ получил имя А.С. Пушкина. На этот раз Радлов не посягал на академические устои АТ, рассматривая его как безусловную самоценную художественную величину. В спектаклях АТ, поставленных в этот период самим Радловым, «проступали контуры политического обозрения»: «Салют, Испания!» (1936, совместно с Н.В. Петровым) и «На берегу Невы» (1937). Особо отмечались рецензентами масштабные «талантливо разработанные массовые сцены», «боевой, публицистический» пафос спектаклей (Там же С. 185–186). В АТ также вынашивались планы постановок Радловым «Горя от ума» и «Макбета», которые не были осуществлены. Из-за чрезмерной занятости Радлова и в других коллективах при нем в АТ была учреждена должность главного режиссера, которую занял Л.С. Вивьен. В 1938 Радлов оставил руководство АТ Вивьену, желая сосредоточиться на работе в своем Театре-студии. В 1942, находясь в эвакуации в Пятигорске, театр Радлова попал в зону оккупации, был вывезен немцами на Украину, а затем в Германию. Окончание войны застало Радлова с частью его труппы на юге Франции. Радлов был репрессирован вместе с женой, которая умерла в лагере в 1949. Радлов работал режиссером в лагерном театре. В 1953 был освобожден, а в 1954 реабилитирован с восстановлением его во всех правах и званиях. В 1953–1954 Радлов работал режиссером в Русском драматическом театре в Даугавпилсе, в 1955–1958 — в Рижском театре русской драмы. Радлов много занимался театрально-педагогической деятельностью. В 1918– 1922 преподавал на Курсах мастерства сценических постановок (с 1919 руководитель Курсов), в 1920–1922 в студии при театре «Народная комедия» осуществлял опыт воспитания «синтетического» актера. В 1922–1923 в своей квартире на Васильевском острове руководил театральной лабораторией-мастерской, на основе которой была образована Вольная мастерская Сергея Радлова (1923–1924). С 1922 по 1935 Радлов руководил собственной учебной мастерской в ИСИ–ТСИ, где обучал актеров и режиссеров. Соч.: Ст. о театре, 1918–1922. Пг., 1923; Десять лет в театре. Л., 1929; Как я ставлю Шекспира // Наша работа над классиками. Л., 1936. С. 11–70; Шекспир и проблемы режиссуры // Театр и драматургия. 1936. № 2. С. 57–62; Мои встречи с Остужевым // Остужев — Отелло. Л.; М. 1938. С 37–41; От театра // Отелло. Ромео и Джульетта. Гамлет. Л.; М., 1939. С. 3–13; Олива мира. Между новаторством и академизмом // Театр. 1923. № 6. С. 2–4; К пятилетию гос. театров Петрограда // ЖИ. 1923. № 8. С. 8–9; Праздники Окт. // ЖИ. 1924. № 45. С. 16; Воспитание актера // ЖИ. 1929. № 3. С. 3; В боях за «Лира» // Сов. иск-во. 1935. 5 янв. С. 2; Юность театра // Театр и драматургия. 1935. № 6 С. 20–25; Моя встреча с Госетом // РиТ. 1935. № 8 С. 22–23; Восп. о театре Нар. комедии // Минувшее. Вып. 16. М.; СПб., 1994. С. 80– 101; Письма С.М. Михоэлса и С.Э. Радлова (1929–1934) // Мнемозина: Документы и факты из истории русского театра ХХ в. Вып. 4. М., 2009. С. 506–534. Лит.: ТЭ; СПбГАТИ СИ (ук.); Репертуар АТ (ук.); Золотницкий Д. Пробы. Наставничество. Риск: (Студийная режиссура С.Э. Радлова) // Студийные течения в сов. режиссуре 1920–1930-х гг. Л., 1983 С. 100–124; Гайдабура В. «Так расскажи правдиво» // Сов. культура. 1989. 22 авг. С. 6; Золотницкий Д.И. Сергей Радлов в Молодом театре // Режиссер и время. Л., 1990. С. 44–62; Третьякова Е. Оперные спектакли С. Радлова // Муз. театр. СПб., 1991 С. 217–240; Золотницкий Д. С.Э. Радлов: Из шекспирианы тридцатых // В спорах о театре. СПб., 1992. С. 55– 102; Третьякова Е. Равный среди равных? Драм. режиссура на Мариинской сцене // АРС. Тематический выпуск: Мариинский — вчера, сегодня, всегда. СПб., 1993. С. 14–23; Золотницкий Д.И. Балетная режиссура Сергея Радлова // Балет. 1998. № 2. С. 29–32; Золотницкий. Радлов (ук.); Наппельбаум И. Угол отражения: Краткие встречи долгой жизни. СПб., 2004. С. 88–91; Равдин Б. Сергей Радлов — к постановке рижской биографии // Рижский альманах. Кн. 3. Рига, 2012. С. 180–202. Арх.: АТ (Личный листок по учету кадров; Личная учетная карточка; Автобиография С.Э. Радлова). Кириллов, А. Радлов С.Э. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 583-584.