Персоналии
Гайдаров Владимир Георгиевич, артист, педагог
Гайдаров Владимир Георгиевич, артист, педагог
Персоналия
Гайдаров Владимир Георгиевич
Годы жизни
12(25).07.1893, Москва - 17.12.1976, Ленинград, похоронен на Комаровском кладбище.
Вид деятельности
Артист, педагог
Период работы в театре
Биография
Награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1946). Из купеческой семьи, проживавшей в Полтаве. Отец в 1903 разорился и вышел из купеческой гильдии, вступив в мещанское сословие. Обучался в 1-й полтавской гимназии, из которой был исключен в 1911 за организацию марксистских кружков и распространение нелегальной литературы. В 1912 окончил Митавскую гимназию. Вернулся в Полтаву, а в авг. 1912 переехал в Москву, где поступил в Моск. университет на юридический факультет (затем перевелся на филос. отд. историко- филологического ф-та). Параллельно с учебой с 1914 начал выступать на сцене МХТ, а также сниматься в кино. В 1918 окончил университет и предполагал остаться на кафедре философии для подготовки к профессорскому званию. Но продолжал и сценическую карьеру в МХТ, где пробыл до нояб. 1920. В 1914 женился на Г. Шорыгиной, у него родился сын Юрий. Брак был неудачен, и последовал развод. В сент. 1919 был арестован ВЧК по оговору (выпущен без обвинения). Жизнь Г. в МХТ складывалась вполне удачно. Молодой актер был некоторое время даже членом художественного совета и правления театра. Г. играл там много в эпизодах: Душу двух тарелок и Ужаса войны («Синяя птица»), гостя («Пир во время чумы»), городового («На дне»), Сережу («Село Степанчиково»). Доверяли ему и гл. роли (вводы): Шуйского («Царь Федор Иоаннович»), Авеля («Каин»), Фабрицио («Хозяйка гостиницы»), Елецкого («Нахлебник»), Всеволода («Младость»). В 1920 получил роль Глумова в сп. «На всякого мудреца довольно простоты», но из-за отъезда за границу не сыграл ее. Вместе с О. Гзовской и В. Нелидовым в нояб. 1920 выехал на гастроли в Эстонию. В 1921, находясь на гастролях в Риге, получил приглашение сниматься в кино от германской кинокомпании «УФА» и американской «Фокс Филм Корпорейшен». По контрактам Гайдаров и Гзовская обязаны были участвовать в любом предложенном кинокомпанией сценарии. Поэтому они отказались от этих весьма заманчивых предложений и принялись за организацию театра (1921). Гастрольные поездки артистов были затруднены из-за их советского подданства. В мае 1926 Гайдаров и Гзовская вступили в официальный брак (зарегистрирован в германском консульстве). Основным заработком для них стали съемки в кино: в Германии, Франции, Бельгии, Испании, Италии, Алжире, Тунисе. В марте 1932 вернулись на родину. После переезда Гайдаров с женой проживали в Москве. На Киевской кинофабрике снялись в фильме Я. Уринова «Степные песни» (1933). С сент. 1933 по февр. 1934 Гайдаров работал художественным руководителем в ГОМЭЦе, но административная должность не приносила удовлетворения. В окт. 1934 Гайдаров и Гзовская переехали в Ленинград и поступили в театр Комедии (начали репетировать в «Укрощении строптивой»), но разошлись во взглядах с руководством театра и оставили его. С 1934 по 1938 актерская пара работала в Ленинградской филармонии, выступая на эстраде с программами театрализованных иллюстраций лекций известных ученых — С. С. Мокульского, Б. М. Эйхенбаума, А. А. Гвоздева. В 1938 Гайдаров вступил в труппу АТ. Внешние данные актера, а также ироничный и проницательный талант пришлись весьма кстати. Он выдвинулся в ведущие актеры: играл роли классического репертуара, образы современников. Важным этапом работы в АТ сам Г. считал ввод на роль Казарина в мейерхольдовском «Маскараде» (1938). Удачной была и роль Великатова в «Талантах и поклонниках» (пост. В.П. Кожич). Но театр все чаще стал использовать одни внешние данные Г., его изысканные манеры. Г. с возрастом становился холоднее, расчетливее, скупее в эмоциях, что породило определенный типаж светского льва. Актер создал целую вереницу подобных образов (в основном иностранцев). Такими чертами бы ли наделены герои сп. «Полководец Суворов» (1938–1948), в к-ром Г. в разное время создал три образа — Вейстфаллена, Потемкина, Клейнрогге. Внеш. типажность отличала графа де Ризоора и Тремуйля в сп. «Фландрия» (1940–1945). Далее Г. сыграл целую вереницу таких ролей: Гоуарда Мэррика («Глубокие корни»), Мак Хилла («Заговор обреченных»), Эгара («Незабываемый 1919-й»), Грейвуда Додда («В середине века»), Курта Шнейдера («Шакалы»), Ротшильда («Измена нации»), Стесселя («Порт-Артур»), Посла («Грозовой год»), Григгса («Осенний сад»), Клинтона («Скандальное происшествие с мистером Кэттлом и миссис Мун») и др. Подобное использование актерских данных не приносило Г. удовлетворения. Советская драматургия, резко обличавшая врагов социализма, однобоко выводила аристократов и представителей буржуазии в отрицательных образах врагов. Г. пришлось сыграть десятки подобных ролей. Но он создал и немало положительных героев: следователя («Мой сын»), Забелина («Кремлевские куранты»), Благонравова («Фронт»), Дзержинского («Ленин»), Виноградова («Победители»), Остроумова («Великая сила»), Левина («Второе дыхание»), Толстопятова («Сын века») и др. Этапными актерскими работами Г. на сцене АТ стали классические образы русской, советской и мировой драматургии: Великатов («Таланты и поклонники»), Вурм («Коварство и любовь»), Пикеринг и Хиггинс («Пигмалион»), Репетилов («Горе от ума»), Абрезков и Протасов («Живой труп»), Пехтерьев («Завтрак у предводителя»), Городулин («На всякого мудреца довольно простоты»), Бенкендорф («Лермонтов»), Неизвестный («Пучина») и др. Г. корректно и деликатно подходил к классике, чему помогал опыт худож. чтения, умение работать со словом. Убедительным, хотя и нетрадиционным был образ Великатова, к-рым Г. дебютировал на сцене АТ. «Гайдаров играет Великатова очень сдержанно, серьезно, безо всякого нажима. Его повадка, чуть уловимая двусмысленность интонаций, медленность и осторожность движений, скромная вежливость, заставляют предполагать в нем своеобразную привлекательность и силу. Такой Великатов помогает зрителям понять существо той трагической ошибки, которую совершает Негина», — писал критик (Сов. иск-во. 1938. 22 окт. — С.Л. Цимбал). Остался в памяти поколения и Казарин в «Маскараде» В.Э. Мейерхольда, где Г. «дает внешне чрезвычайно любопытный образ (своеобразный Яго)» (Ленингр. правда. 1939. 3 янв. — С.Д. Дрейден). В 1948–1949 был председателем профкома АТ. В 1950-е благодаря его усилиям в АТ работал (в течение 4-х лет) кружок по изучению и объединению системы К.С. Станиславского и учения И.И. Павлова о высшей нервной деятельности человека. В 1959 вышел на пенсию, но продолжал участвовать в спектаклях АТ до кон. 1968. После смерти Гзовской (1962) женился в третий раз (1967) на Н.В. Зиновьевой (Гайдаровой), до 1969 работавшей помощником зав. лит. частью АТ. Последние годы Г. занимался педагогической работой, читал лекции по сценической речи в Ленингр. университете, Консерватории, выступал в печати со статьями в защиту культуры живой русской речи, занимался проблемами ораторского искусства. Соч.: В театре и кино. Л.; М., 1966. Лит.: Репертуар АТ (ук.). Арх.: ОР РНБ. Ф. 1342. Лопатин, А. Гайдаров В.Г. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 191-192.