Персоналии
Черкасов Николай Константинович, артист
Черкасов Николай Константинович, артист
Персоналия
Черкасов Николай Константинович
Годы жизни
27.07.1903, Санкт-Петербург - 14.09.1966, Ленинград, похоронен в Некрополе деятелей искусств Александро-Невской лавры
Вид деятельности
Звание
Заслуженный артист РСФСР (1937), народный артист РСФСР (1939), народный артист СССР (1947)
Период работы в театре
Биография
Лауреат Ленинской (1964) и пяти Сталинских премий (1941, 1946, 1950, 1951 — дважды). Награжден орденами Трудового Красного Знамени (1938, 1963), орденами Ленина (1939, 1950), медалями «За оборону Ленинграда» (1944), «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1945). Жена — актриса АТ Н.Н. Вейтбрехт (Черкасова). Родился в семье железно-дорожного служащего. Учился в 10-й Петербургской гимназии (1910–1918). С июля 1919 по апрель 1921 работал мимистом 3-й категории в ГАТОБ после окончания курсов мимистов при театре. Принял участие более чем в 40 оперных и балетных постановках. С 1922 в течение трех лет участвовал в спектаклях Студии молодого балета и экспериментальных пантомимических постановок Театрально-исследовательской лаборатории Института истории искусств (мастерские С.Э. Радлова и В.В. Максимова). Окончил в 1926 Техникум сценических искусств (класс С.Э. Радлова). Дипломные спектакли: «На бойком месте», «Как важно быть серьезным», «Наследники Рабурдена». Один из первых отзывов прессы о Черкасове: «Резкая эксцентрика, ему глубоко присущая, является всегда оправданной до конца и совершенно не нуждается в психологических и других мотивировках. Роль хитрого старикашки Рабурдена в его исполнении превратилась в фейерверк совершенно неожиданных, блестяще выразительных жестов. И, конечно, его актерское амплуа лежит именно в гротесковой области и ни в какой другой» (ЖИ. 1926. No 8. С. 18. — Д. Толмачев). Летом 1926 выпускники в составе труппы Ленинградского передвижного театра сатиры и гротеска гастролировали по Узбекистану и Закарпатью. Тогда же появились первые отзывы на пародийный танцевальный номер «Пат, Паташон и Чарли Чаплин», в котором Черкасов играл Пата (с Б. Чирковым — Паташоном и П. Березовым — Чарли Чаплином). Этот номер будет сопровождать творческую жизнь артиста многие годы и дважды зафиксирован на кинопленке («Мой сын», реж. Е. Червяков, 1928 и «Концерт на экране», реж. С. Тимошенко, 1940 — в обоих случаях танец Пата). 1 сент. 1926 Черкасов был зачислен в штат ленинградского ТЮЗа и быстро стал одним из ведущих актеров труппы, благодаря таким ролям, как Дон Кихот (сыгран около 200 раз), старик Моор («Разбойники»), судья в «Хижине дяди Тома». За три года работы сыграл 18 ролей, среди этапных — Звездинцев в «Плодах просвещения», последняя — Крошкин в «Ундервуде» Е. Шварца (1929). С 1927 по 1933 участвовал в деятельности разных концертных и театральных коллективов: выступал в Ленинградском театре новой оперетты «Космоглаз», программах госцирка, цирков Москвы и Поволжья, Ленинградского и Московского мюзик-холлов, труппе Ленинградского передвижного театра «Комедия». 1 окт. 1933 Черкасов, по приглашению Б. Сушкевича, вошел в состав труппы АТ. Дебютные роли (Сенечка Перчаткин в «Чужом ребенке» и Варлаам в «Борисе Годунове») были сразу отмечены: «Особо нужно сказать о Черкасове. Этот молодой актер уже показал себя с самой лучшей стороны в легкомысленном „Чужом ребенке“. Роль Варлаама говорит о его дальнейшем и быстром росте. Это почти безукоризненная и точная работа мастера. Моментами его исполнение по силе и лепке напоминает покойного Варламова, но Черкасов сумел не повторять чужих приемов, а найти свой убедительный и четкий рисунок, свои прекрасные интонации» (Лит. Ленинград. 1934. 20 нояб. — Б. Лавренев). Количество ролей, сыгранных Черкасовым более чем за 30 лет работы в АТ, не особенно велико — 26. Во многом это объясняется тем, что актер много снимался в кино. Но именно в случае с Черкасовым это важно не только потому, что в фильмах были сыграны замечательные и даже великие роли: царевич Алексей в «Петре Первом» (реж. Вл. Петров, съемки 1935–1938, вторая сер. 1939), профессор Полежаев («Депутат Балтики», реж. А. Зархи и И. Хейфец, 1936), Паганель («Дети капитана Гранта», реж. В. Вайншток, 1936), Александр Невский в одноименном фильме С. Эйзенштейна (1938), М. Горький («Ленин в октябре», реж. М. Ромм, 1938), Иван Грозный в одноименном фильме С.Эйзенштейна (начало съемок 1943, выход 1-й серии 1945, съемки 2-й серии 1945–1946, выход 1958), кинорежиссер Громов («Весна», режиссер Г. Александров, 1946), Стасов («Мусоргский», реж. Г. Рошаль, 1950), Дон Кихот в фильме Г. Козинцева (1957) и последняя роль — Дронов («Все остается людям», режиссер Г. Натансон, 1962–1963). Дело в том, что образы, созданные Черкасовым в кино, тесно связаны с его театральными работами. Так, в театральной версии «Петра Первого» по пьесе А. Толстого Черкасов предстал первым русским императором, а не его сыном, как в кино (пост. Б. Сушкевича, 1938). Вслед за киновариантом появился сценический образ М. Горького в спектаклях по пьесам А. Каплера и Т. Златогоровой «Ленин» (режиссеры Л. Вивьен и В. Кожич, 1939) и «Грозовой год» (режиссер А. Даусон, 1957). Довелось Черкасову предстать на сцене и Иваном Грозным в спектакле Л. Вивьена «Великий государь» по пьесе В. Соловьева. Без театрального Дон Кихота (сначала мимическая роль в балете Минкуса, затем в 1926 в ТЮЗе по А. Бруштейн и Б. Зону в постановке Б. Зона, затем в 1941 в АТ по М. Булгакову в постановке В. Кожича и А. Даусона) не родился бы гениальный образ бедного идальго в фильме Г. Козинцева — визитная карточка артиста. Сам Черкасов видел истоки своего пути в юношеском увлечении пантомимой, движением и жестом, пародией и шуткой, гротеском и эксцентрикой, как начала освоения формальных, внешних приемов и техники, из которых выхолащивалось содержание. Дальнейшее свое развитие понимал как процесс обретения, расширения и углубления смыслов, в ответах на вопрос не «как», а «что», «зачем». Отсюда и постепенная смена героя — не от комедии к трагедии, но к воплощению крупных личностей — истории, жизни, искусства в любом из жанров. При этом описание хода работы над созданием того или иного героя свидетельствует, что вопрос «как» оставался первотолчком, принципом разработки, строения и воплощения роли. Монологи разбивались на эпизоды и строились монтажно, будто герой менял маски; пластика, движение, жест подчинялись специально сочиненному ритму; грим, прическа, костюм искались на уровне высоких художественных образцов, с той степенью «приподнятости», что отличает произведения искусства от прямых жизненных соответствий. В каждом его создании конкретика выходила на уровень обобщения. Его герои мифологизировались — будь то Дон Кихот или Мичурин («Жизнь в цвету», 1947), Максим Горький или академик Дронов, Хлудов («Бег», 1958) или Барон («Скупой рыцарь», 1962). Его партнер Ю. Толубеев, вспоминал, что «Черкасов к своим ролям, к этим завершенным и цельным созданиям, которые, казалось, выливались из его души мгновенно, шел с большим трудом и волнениями». (Там же. С. 323). Другой партнер А. Борисов прояснял свое: «Николай часто говорил мне, что строит на эксцентрике все свои роли — и Варлаама, и Грозного, и Алексея, и Мичурина, и Полежаева, и Дон Кихота. У каждого актера своя лаборатория, в которой он ищет, строит предположения, догадки, экспериментирует и если все идет удачно, то делает открытие. У Черкасова своя лаборатория» (Там же. С. 331.). И, наконец, восхищенный его почитатель Г. Товстоногов: «Историки и биографы считают, что в первые годы он был эксцентрическим актером. Мне кажется, что Черкасов был эксцентрическим актером всю жизнь. ...Невозможно полностью воплотиться сегодня в Маяковского, а завтра, скажем в белогвардейского генерала Хлудова, не совершив резкого прыжка. Пусть этот прыжок только невидимый, воображаемый, психологический, но он от этого не становится менее смелым, дерзким, неожиданным и опасным. ...Черкасов во всех ролях был разным. Но это всегда был Черкасов» (Там же. С 351). Актер много занимался общественной деятельностью в рамках ВТО, затем будучи депутатом Верховного совета СССР. Соч.: Из зап. актера. М., 1951; В Индии: Путевые заметки. М.; Л., 1952; Зап. сов. актера. Л., 1953; Четвертый Дон Кихот: История одной роли. Л., 1958; В театре и кино: Рассказ о труде актера. М., 1961. Лит.: БСЭ; ТЭ; СПбГАТИ СИ. С. 41, 203; Репертуар АТ (ук.); Дрейден С. Николай Черкасов. Путь актера. Л.; М., 1937; Славентантор Д. Николай Черкасов. М., 1939; Бейлин А.Н. Народный артист СССР Николай Константинович Черкасов. М., 1951; Беньяш Р. Николай Константинович Черкасов. М., 1952; Зубков Ю.А. Творчество Н.К. Черкасова. Проблема перевоплощения в искусстве актера. М., 1964; Николай Черкасов: [Сборник]. М., 1976; Герасимов Ю.К., Скверчинская Ж.Г. Черкасов. М., 1977; Черкасова Н. Рядом с Черкасовым. Л., 1978; Гусев А. Царюга: (К 105-летию Н.К. Черкасова) // ИД. 2008. No 18. Арх.: СПбГМТиМИ. Ф.1; АТ (Личная учетная карточки Н.К. Черкасова). Третьякова, Е. Черкасов Н.К. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 773-774.