Персоналии
Аполлонский Роман Борисович, артист
Аполлонский Роман Борисович, артист
Персоналия
Аполлонский Роман Борисович
Годы жизни
1864, Милан - 25.02.1928 (по др. свед. 18.08.1928), Ленинград, похоронен на Новодевичьем кладб.
Вид деятельности
Звание
Заслуженный артист императорских театров
Период работы в театре
21.05.1881 — 1928
Биография
Жена - артистка АТ И.А. Стравинская. Сын артистки балета Е. С. Аполлонской (1835–1904) и (по одной из гипотез) изв. итальянского тенора Э. Тамберлика. С 9 лет жил в Петербурге. В 1881 окончил балетное отд. петерб. имп. ТУ и был принят в петерб. рус. драм. труппу с обязательством продолжить обучение на курсах драматического искусства Н.И. Сведенцова. Дебютировал в ролях князя («Русалка») и княжича Юрия («Чародейка»), зрительское признание пришло к актеру после исполнения им роли Виталия («Вторая молодость»). Вся творческая жизнь А. была связана с АТ, лишь во время великопостных и летних сезонов он выступал на гастролях в Одессе, Киеве, Харькове и др. городах. Когда в 1888 АТ покинул М.М. Петипа, занимавший амплуа «героя», «первого любовника» и «фата», его репертуар перешел к А. Красивого, высокого, статного актера отличали благородная внешность, изысканные манеры. «Таких данных, как у него, для амплуа молодых любовников после Мариуса Петипа я никогда ни на одной сцене не встречал», — вспоминал Ю.М. Юрьев (Юрьев. Т. 1. С. 513). Но творческие возможности А. долго недооценивали, эксплуатируя превосходную актерскую природу. Он имел большой успех у широкой публики в ролях Чацкого («Горе от ума»), Моцарта («Моцарт и Сальери»), Валера («Тартюф»), Тарелкина («Дело»), графа Бориса Буханова («Общество поощрения скуки»), Хлестакова («Ревизор»), Фердинанда («Коварство и любовь»), Макса («Бой бабочек»), Вилли («Гибель Содома»), Малькова («Дикарка»), Дона Жуана («Каменный гость»), князя Мышкина («Идиот»), Гамлета («Трагедия о Гамлете, принце датском»), Великатова («Таланты и поклонники»), Иоганна Флемминга («Воспитатель Флаксман»), Глумова («На всякого мудреца довольно простоты»), маркиза Шарансэ («Жанина»), Уриэля Акосты («Уриэль Акоста»). Одобрение же театр. критики А. получил поздно, к 1912. И прежде всего потому, что долгое время «смысл созданных им образов… замыкался в крайне ограниченном кругу жизненных представлений и проблем» (Малютин Я. Актеры моего поколения. Л.; М., 1959. С. 239). В рецензии на сп. «Идиот», к примеру, А. Р. Кугель сообщал: «…играют, в целом, прекрасно и впечатление сильнейшее. Г. Аполлонский очень тщательно загримировался и очень хорошо играл Мышкина. Внешнюю сторону аффектов и безумия г. Аполлонский, впрочем, передавал всегда выразительно» (ТиИ. 1899. № 46. С. 811). Исполнение же им чеховских ролей критика не удовлетворяло. Не принял он и Паратова в его трактовке: «Аполлонский может превосходно изображать всякого характера и звания людей. Но никогда в нем не было и не будет ничего орлиного — с одной стороны, ничего романтического и загадочного — с другой» (ТиИ. 1915. № 36. С. 669). Творческий диапазон А. полностью раскрылся в зрелые годы, когда жизненные и эстетические интересы актера расширились. Лучшими его ролями были: Федор Протасов («Живой труп»), Сторицын («Профессор Сторицын»), Тот («Тот, кто получает пощечины»), пастор Мандерс («Привидения»), Петруччио («Усмирение строптивой»). А. в роли Сторицына, сыгранной в 47 лет, восхищался К. С. Станиславский. Я. О. Малютин писал: «Самое удивительное заключалось в том, что его Сторицын был одновременно и предельно наивен, даже простодушен — эдакий старый добрый ребенок, — и очень сложен той особой сложностью, которая характерна для людей напряженной аналитической мысли. Это сочетание и делало его фигурой в полном смысле слова трагической, человеком, который в самом себе обрел собственную гибель. Он был удивительно обаятелен, но это было какое-то беспомощное, бессильное обаяние; он был добр и ласков на сцене, но доброта и ласковость его заставляли бояться за него и за его судьбу. Он был прост и естествен, но сама естественность его казалась странной и неуместной перед лицом лжи, притворства, предательства, обрушившихся на него» (Актеры моего поколения. С. 251). А в «Деле» Мейерхольда А. роли Тарелкина «дал на редкость четкую и интересную фигуру: бледное, бритое, поминутно меняющееся и какое-то скользкое лицо, глядя на которое никак нельзя сообразить, молодое оно или старое; суетливые, мышиные движения, их напряженная трагикомичность (жест с выворачиванием карманов — прямо шедевр!), все это — подлинная художественная живопись!» (Обозрение театров. 1917. 1 сент. С. 7. — Б. Никонов). В 1922 А. участвовал в берлинском турне александринцев. В сезоне 1924/25 в АТ гастролировал выдающийся немецкий актер А. Моисси. В «Привидениях» он играл Освальда, А. — пастора. «Все, что окружало тонкого и прекрасного Моисси, страшно проигрывало от сравнения с ним, и один Аполлонский шел голова в голову, не уступая ему ни в чем… …От Аполлонского исходило какое-то детство, наивность, недогадливость слишком чистого человека. Глухой голос, однообразные отрывистые интонации. Короткий, странный жест. Лицо почти без мимики. Походка порывистая, сухая, носками внутрь. Никакого четкого рисунка в роли. Все донельзя просто. Без особых выдумок, эффектов. Но, смотря его на спектакле, вы будете, не отрываясь, следить за ним, а затем, потеряв себя, станете жить его внутренней игрой» (Совр. театр. 1928. № 38. С. 592. — В. Юренева). В 1918 А. заведовал художественной частью АТ, в 1919–1920 был членом его директории и управляющим. Др. роли: Жадов («Доходное место»), Беляев («Месяц в деревне»), Нелькин («Свадьба Кречинского» и «Дело»), Глов сын («Игроки»), Паншин («Дворянское гнездо»), Дмитрий Самозванец («Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский»), граф Альмавива («Севильский цирюльник»), Эрнани («Эрнани»), Львов («Иванов»), Борис Годунов («Смерть Иоанна Грозного» и «Царь Федор Иоаннович»), Прямиков («Ябеда»), Дульчин («Последняя жертва»), Наркис («Горячее сердце»), Вершинин («Три сестры»), Громбицкий («Жулик»), Карл Моретти («Бесчестные»), Тартюф («Тартюф»), Кеппен («Канцлер и слесарь»), Лопухин («Иван Каляев»), граф Панин («Пугачевщина»), Плеве («Георгий Гапон»), старый повар («Плоды просвещения»). С 1909 снимался в кино: Роман Борисович Оболенский («Нет счастья на земле», 1922), философ Платон («За власть Советов», 1923) и др. Соч.: Альбом стихов. СПб., 1898. Лит.: ТЭ; Репертуар АТ (ук.); И. Г. Рус. сезон в Берлине // Новое время, Белград. 1922. 10 авг. С. 2; Актеры и режиссеры. М., 1928. С. 271; Юрьев (ук.); Альтшуллер. Театр… (ук.); Полякова Е. Театр Льва Толстого. М., 1978. С. 298–300; Сюжеты. С. 325–346. Арх.: СПбГМТиМИ. Ф. 59; ЦГАЛИ СПб. Ф. 260. Оп. 3. Д. 148. Сбоева, С. Аполлонский Р.Б. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 81-82.