Персоналии
Товстоногов Георгий Александрович, режиссёр
Товстоногов Георгий Александрович, режиссёр
Персоналия
Товстоногов Георгий Александрович
Годы жизни
28 (15). 09.1915 (1913), Санкт-Петербург - 23.05.1989, Ленинград, похоронен в Некрополе мастеров иск-в Александро-Невской лавры.
Вид деятельности
Режиссёр
Звание
Народный артист СССР (1957)
Период работы в театре
1955 — 1956, 1964
Биография
Лауреат Ленинской (1958) и Государственных премий (1950, 1952, 1968). Герой Социалистического Труда (1987). Детство Товстоногова прошло в Тбилиси, где он увлекся театром, в первую очередь тбилисским ТЮЗом, тогда возглавляемым Н.Я. Маршаком. Участвовал в спектаклях как актер, пробовал силы в режиссуре. По настоянию родителей поступил в Тбилисский институт путей сообщения, но вскоре бросил его, уехал в Москву и в 1933 поступил в ГИТИС. Учился в мастерской А.М. Лобанова и А.Д. Попова. В 1937 отчислен из института как «сын врага народа», в следующем году восставлен. Окончил ГИТИС в 1938. После окончания института возвратился в Тбилиси, поставил дипломный спектакль «Дети Ванюшина» в Тбилисском государственном русском драматическом театре им. А.С. Грибоедова, ставил спектакли в ТЮЗе, преподавал в Театральном институте им. Ш. Руставели. Спектакли Товстоногова, как в театрах, так и в институте, оказывались в центре внимания тбилисской общественности. В 1946 уехал из Грузии, ставил спектакли в Алма-Ате («Победители»), в ЦДТ в Москве («Тайна вечной ночи» и «Где-то в Сибири», оба в 1946), предпринимал безуспешные попытки открыть свой театр или войти в штат одного из московских театров. В 1949 приглашен в Театр им. Ленинского комсомола (Л), где повторил спектакль «Где-то в Сибири». Постановка имела значительный резонанс. Товстоногову предложили возглавить Театр им. Ленинского комсомола (Л). В течение 7 лет он работал здесь, определив свои творческие приоритеты сп. «Гибель эскадры», «Из искры», «Дорогой бессмертия» — линия героической, историко-революционной драмы на прочных идеологических основаниях; «Первая весна» — линия современности и ее злободневных проблем; наконец, «Униженные и оскорбленные» — поэтическая и философская линия классики. В 1956 Товстоногов стал главным режиссером БДТ. Здесь им сформирована уникальная труппа, здесь им поставлены выдающиеся спектакли, продолжившие главные темы его творчества: интерпретация классики — «Идиот», «Горе от ума», «Три сестры», «Король Генрих IV», «История лошади», «Дядя Ваня», «На всякого мудреца довольно простоты», «Смерть Тарелкина». Здесь впервые поставлены пьесы А. Володина («Пять вечеров», «Моя старшая сестра»), А. Вампилова («Прошлым летом в Чулимске»), В. Шукшина («Энергичные люди»), А. Гельмана («Протокол одного заседания», «Мы, нижеподписавшиеся»). Здесь Товтоногов ставил историко-политические обозрения («Правду! Ничего, кроме правды!!»), эпические полотна («Тихий Дон»). Отдельный блок составляют постановки М. Горького — «Варвары», «Мещане», «Дачники», «На дне» — тетралогия о «неправильных» людях под гнетом истории и среды. В АТ режиссер был приглашен Л.С. Вивьеном на постановку «Оптимистической трагедии» в 1955 (художник А. Босулаев, композитор К. Караев). После премьеры и успеха спектакля в масштабах страны и мира Вивьен надеялся на новые творческие контакты с Товстоноговым, даже думал о нем как о преемнике, но в АТ режиссер больше не работал. Работа с пьесой Вс. Вишневского поставила режиссера лицом к лицу с темой революции, которая имела в нашем театре разные решения, в том числе в творчестве самого Товстоногова. Для него революция, разумеется, не была верой, но исторический масштаб ее режиссер понимал. На этот раз горизонты его режиссерского видения расширили представление о событиях начала века в России и об их сути. Спектаклю была присуща монументальность и человечность одновременно. Товстоногов нашел ключ к современной трагедии. Актеры АТ объединились в поразительно яркий и мощный ансамбль. Образ Вожака в исполнении Ю. Толубеева был в центре замысла — реальное зло в людском обличье, грубая и безжалостная сила, бездушная плоть. Рядом с Вожаком — Сиплый в исполнении А. Соколова, роль-разработка основной темы. Силы разума, добра, справедливости, воплощенные в образе Комиссара — О. Лебзак и в образе большевика Вайнонена — А. Яна, насмерть стояли против зла. Эти две воинственные силы сражались за полк, за корабль, который в этом спектакле олицетворял человечество (над массовыми сценами работал Р.С. Агамирзян). Его представителем в спектакле становился матрос Алексей в исполнении И. Горбачева. Как писал П.П. Громов, театр переосмысливал историю, и судьба Алексея «представляет собой индивидуально своеобразный вариант судьбы широких кругов народа, проходящих в революции общественно-воспитательный процесс, находящих новые формы сознания, находящих новые жизненные дороги» (Премьеры Товстоногова. М., 1994. С. 68). «Оптимистическая трагедия» Товстоноговым поставлена в сознательной перекличке с первой постановкой пьесы А. Таировым в Камерном театре в 1933. Художник Босулаев повторил основной сценографический ход — сначала простор корабельной палубы, затем виток дороги, по которой «распропагандированный» полк отправляется в свой последний путь. Режиссер перенял от своего предшественника патетическую интонацию, идеализацию революции как фактора мирового процесса гуманизации. «Это не просто искусство, это было ощущение свободы, ощущение правды, какой-то перспективы — и жизненной, и театральной, и просто человеческой» (Георгий Товстоногов. Собирательный портрет. СПб., 2006. С. 63. — К. Гинкас, Г. Яновская). Этим объясняется громадный резонанс спектакля и в СССР, и за пределами страны. «Оптимистическая трагедия» была первым посланцем послевоенного советского театра за рубеж — спектакль показали в Варшаве, в Париже. Его авторы — постановщик, художник, актеры — были удостоены Ленинской премии, в то время высшей награды в области культуры. К пьесе Вишневского режиссер возвращался дважды в 1957: в Национальном театре (Прага) и в Театре им. Ш. Петефи (Будапешт). Товстоногов считал постановку «Оптимистической трагедии» и успех спектакля решающим событием своей творческой биографии, а поддержку Вивьена — высшим проявлением творческой солидарности: «Я все время ощущал себя за его спиной, за спиной руководителя» (Леонид Сергеевич Вивьен. Л., 1988. С. 194). В 1964 был приглашен в АТ для возобновления спектакля. В 1981 Товтоногов поставил «Оптимистическую трагедию» в БДТ, второй спектакль сознательно спорил с первым. На этот раз сквозной линией замысла было неверие в будущее, отсутствие исторической перспективы для страны. Худ. Э. Кочергин выразил эту мысль постановщика в сценографии — низкое, серое небо, глухие ворота из мощной стали, на фоне которых в финале происходил расстрел полка. Спектакль излучал сумрак вместо солнечной ясности, а финал прерывал и так не звучавшую революционную патетику на полуслове. Новая версия «Оптимистической» оставалась на позициях историзма, но портретам предпочитала «многоголосье», равнозначность персонажей. «Здесь каждый ищет свою правду, свой способ жизни в революции, сознательно или интуитивно ощущая трагическое напряжение поиска, готового разрешиться смертью» (Театр. 1981. No 7. С. 8. — М. Швыдкой). Спектакль еще раз подтвердил связь творчества Товстоногова с временем, с настроением общества, с подспудным течением народного сознания. Также в АТ был художественным руководителем постановки «Второе дыхание» (реж. Р.С. Агамирзян, 1956). Соч.: О профессии режиссера. М., 1965; Круг мыслей. Л., 1972; Зеркало сцены: В 2 т. Л., 1980; Беседы с коллегами. М., 1988. Лит.: ТЭ; СПбГАТИ СИ (ук.); Репертуар АТ (ук.); Беньяш Р.М. Товстоногов. Л., 1961; Рыбаков Ю. Г.А.Товстоногов: Проблемы режиссуры. М., 1977; Старосельская Н. Товстоногов. М., 2005; Георгий Товстоногов. Собирательный портрет. СПб., 2006; Товстоногов репетирует и учит. СПб., 2007; Горфункель Е. Режиссура Товстоногова. СПб. , 2015; Сюжеты, 2. С. 543–570. Арх.: АТ (Личная учетная карточка; Трудовой договор Г.А. Товстоногова; Лицевые счета нештатных работников театра. 1964); СПГМТиМИ. Ф. 48. Горфункель, Е. Товстоногов Г.А. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 719-720.