Персоналии
Праудин Анатолий Аркадьевич, режиссёр, педагог
Праудин Анатолий Аркадьевич, режиссёр, педагог
Персоналия
Праудин Анатолий Аркадьевич
Годы жизни
24.04.1961, Рига
Вид деятельности
Режиссёр, педагог
Период работы в театре
Биография
Другая фамилия - Кац. Лауреат государственной премии России (1991). Окончил в 1986 ЛГИТМиК (класс А.А. Музиля). В качестве очередного и главного режиссера работал в екатеринбургском ТЮЗе (1986–1996): «Иуда Искариот», «Алиса в Зазеркалье», «Человек рассеянный», «Фифа с бантом», «Ля бемоль», «Дневник Анны К.» (2000), «Похождения бравого солдата Швейка» (2014). Ставил спектакли в петербургских театрах: БДТ — «Дама с собачкой», «Месяц в деревне»; Театр Ленсовета — «Циники»; театр «Балтийский дом» — «Три товарища», «Осенний марафон»; Театр на Литейном — «Вся жизнь впереди». В Омском театре драмы — «Танго беллетриста»; Омском «Пятом театре» — «Чудаки»; Пермском акад. театре — «Танцуй, чудовище!»; в Самарском театре юного зрителя Самарт — «Таланты и поклонники», «Фальшивый купон», «Привет, Рэй», «Чайка», «Гамлет»; в челябинском ТЮЗе — «Фея Теккерея», «Мещанин во дворянстве», саратовском ТЮЗе — «Гальера», «Мнимый больной», «Чучело солнца»; в театрах Владимира, Риги, Японии и Голландии. В 1996–1998 — художественный руководитель ТЮЗа им. А. А. Брянцева: «Покойный бес», «Конек-Горбунок». С 1999 — худож. руководитель театра Экспериментальная сцена п/р Праудина: «Крокодил», «Сизиф и камень», «Урок первый. Воскресение», «Бесприданница», «Царь Pjotr», «До свидания, Золушка», «Поющие призраки», «Дом на Пуховой опушке», «Русский из Чикаго», «Работа актера над собой», «О технике актера», «Фальшивый купон», «Покупка меди», «Школа», «„Дядя Ваня“. Работа актера над ролью» и др. Преподавал в Екатеринбургском театр. ин-те и СПбГАТИ — РГИСИ (в 2013 выпустил курс актеров и режиссеров, к-рый основал театр ЦЕХЪ); в Самарской обл. акад. (Наяновой). Глубоко заинтересованный идеей психологической школы, по своей художнической природе и значительной части режиссерской практики Праудин является мастером условного открыто игрового театра. Его спектакли отличает сложная, подробно разработанная режиссерская партитура. Они воспринимаются как «философское поэтическое осмысление жизни» (ТЖ. 1996. № 10. С. 5. — И. Василинина). В АТ сп. «Monsieur Жорж. Русская драма» (1994) был поставлен по мотивам прозы М. Лермонтова («Герой нашего времени», «Княгиня Лиговская», «Штосс», дневники). Существенным в постановке стал мотив «предопределения, игры судьбы и случая», в становлении которого важная роль принадлежала фокуснику Апфельбауму, выросшему здесь до подобия Неизвестного из «Маскарада» и превращенного «едва ли не в дирижера всех событий» (Экран и сцена. 1994. № 16. 28 апр. — 5 мая. С. 6. — Р. Должанский). «…Впечатление от одиночества людей и затерянности их жизней достигало пронзительной силы» (Моск. наблюдатель. 1995. № 5–6. С. 39. — Е. Кухта). Спектакль в целом отражал «бесконечный спор с небесами, который от века ведется людьми» (Там же. С. 40). В «Горе от ума» (1996) канонический текст поздней редакции пьесы был соединен с 3 и 4 актами ранней редакции. В спектакль вошли эпизоды из пушкинского «Путешествия в Арзрум». Превратив «Горе от ума» в безгеройную драму, режиссер только ловчее досадил современникам… Но досадил и самому себе: главная партия его остроумной талантливой игры, считай, не состоялась. Он создал едкие, яркие решения почти для всех персонажей, но не сумел сочинить Чацкого» (ПТЖ. 1997. № 12. С. 84. — Е. Кухта). Создал мир «грубых медвежьих игр в дикой заснеженной России» (Там же. С. 83). Мир, в котором «нет ни судей, ни героев», в котором монологи Чацкого, частями, как «заболтанные поговорки», звучали из уст других героев. Сам же Чацкий был здесь «вечным мальчиком» (ПТЖ. 1997. № 12. С. 83. — Е. Третьякова). Составляющими спектакля стали мотивы, связанные с судьбой Грибоедова и судьбой его пьесы. Сценический мир развертывался в сопоставлении этих мотивов с фантасмагорией «жизни» персонажей. Если в «Горе от ума» и в «Monsieur Жорж. Русская драма» отчетливо проявился «мейерхольдовский ген» режиссуры Праудина (ПТЖ. 1997. № 12. С. 84. — Ю. Барбой), то спектакль «Мой бедный Марат» (1995) режиссер поставил в эстетике повествовательного театра. Он «превратил арбузовскую притчу в реальную историю» и развернул происходящее на сцене «как ленту памяти одинокого старого человека», возможно, «автора пьесы и ее же героя — Леонидика» (Моск. наблюдатель. 1995. № 5–6. С. 41. — Е. Кухта). Лит.: СПбГАТИ СИ. С. 260; Репертуар АТ (ук.); Василинина И. Недорисованный портрет // Культура. 1996. 8 марта. С. 8. Арх. РГИСИ. Ф. 352. Оп. 71-с. Д. 73. Мальцева, О. Праудин А.А. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 573-574.