Персоналии
Сагальчик Арсений Овсеевич, режиссёр, театральный педагог
Сагальчик Арсений Овсеевич, режиссёр, театральный педагог
Персоналия
Сагальчик Арсений Овсеевич
Годы жизни
07.11.1938, Минск - 07.03.2015, Санкт-Петербург, похоронен на Комаровском кладб.
Вид деятельности
Режиссёр, театральный педагог
Период работы в театре
1974 — 1986, 1998 — 1999
Биография
В 1955–1959 учился в Москве, в 1-м медицинском институте и работал рентгенотехником в клинической больнице № 64. В 1959–1960 учился на режиссерских курсах при БГТХИ (Минск). Окончил в 1967 Высшие режиссерские курсы при ГИТИСе (класс А.А. Гончарова и Р.Н. Симонова). Поставил спектакли в Драматическом театре им. Н.П. Охлопкова (Иркутск, 1960) — «Воскресение», «Город на заре»; в Калининском драматическом театре (1961) — «В лесах», «Винтовки Тересы Каррар»; в Драматическом театре им. С. Цвиллинга (Челябинск, 1962) — «Назначение», «Судьба барабанщика»; в Костромском драматическом театре им. А.Н. Островского — «На всякого мудреца довольно простоты» (1964); в Академическом русском драматическом театре им. М. Горького (Ташкент) — «Дом Бернарды Альбы» (1965); в Московском областном драматическом театре (1965) — «Иванов», «Варшавская мелодия»; в Новосибирском театре «Красный факел» (1967) — «Борис Годунов», «Два товарища»; в Центральном театре Советской армии — «Хождение по мукам» (1969); в Минском театре оперы и балета — «Страшный двор» (1970); в Русском драматическом театре ЭССР (Таллин) — «Тот, кто получает пощечины» (1970); в Театре Ленсовета — «Тот, кто получает пощечины» (1972); в Театре на Литейном — «Собачье сердце» (1986), «Дуэль» (2003); в Русском драматическом театре им. М. Горького (Минск) — «Три сестры» (1987): в Театре на Малой Бронной — «Событие» (1991). Преподавал в ЛГИТМиКе. Режиссура Сагальчика была «внимательна к актерам». При этом он находил «каждый раз точный пластически-музыкальный образ спектакля» (Театр. 1979. № 1. С. 43. — Ю. Смирнов-Несвицкий). Свой «размашистый, свободный постановочный почерк» (ПТЖ. 1999. № 18–19. С. 22. — Е. Тропп) Сагальчик сопрягал с символической или метафорической сценографией М. Китаева и с концентрированной, интенсивной музыкальной тканью Б. Тищенко. Многие спектакли он поставил в тесном сотрудничестве именно с этими художниками. В 2007–2015 — главный режиссер ТЮЗа им. А.А. Брянцева, поставил спектакль «Дети Ванюшина» (2007). В АТ в его спектакле «Из записок Лопатина» (1975) камерные сцены вписывались в крупномасштабное эпическое полотно. Воспоминания главного героя шли на фоне фронта: сполохов огня, взрывов, голосов, подающих боевую команду; а в финале вспыхивал фейерверк победного салюта. Дни войны возникали и в развернутых массовых сценах на вокзалах, где происходили встречи и расставания. В «Иванове (1978) история героя была подведена режиссером «к своему пределу, погружена в трагическую атмосферу». В тревожных порывах музыки чудились «крики о помощи». Неуютность мира для людей обнаруживало душное, затканное плющом сценическое пространство. В спектакле возникали «глубоко несчастные, отъединенные друг от друга люди». Но по мере развития их отношений «появлялось ощущение, что перед нами высоко организованный, утонченный духовный мир» и люди «наделены способностью искать, надеяться, страдать». Размышления о происходящем исполнители и режиссер вели «через пластику, несколько неожиданную для академической сцены» (Театр. 1979. № 1. С. 43. — Ю. Смирнов-Несвицкий), через почти хореографически фиксированный рисунок каждой роли. «Борис Годунов» (1999) Сагальчика в АТ прозвучал «трагедией безвластия, неработающих общественных механизмов миропорядка, вечной российской неустроенности» (Веч. Петербург. 1999. 28 апр. С. 4. — Л. Попов). Противопоставление «русского» и «польского» осуществлялось прежде всего пластическим и световым решением сцен. «„Земля московская“ погружена во тьму, но повсюду разбросаны огни, теплится жизнь». «В глубине сияет икона, мерцают свечи… трепещет пламя большого церковного светильника». Через барьеры — перегородки лежащей на сцене колокольни, спотыкаясь, двигались обитатели Московской земли. «Спазматическая, прерывистая пластика персонажей, их скоморошьи жесты и кувырки» вместе с «немузыкальной» музыкой Б. Тищенко, «жутким скрежетом, взвизгиванием на одной скрипичной струне» свидетельствовали о какой-то «болезни, поразившей Московское государство». В польских эпизодах пространство заливал свет. «Вместо хаотичных бесформенных движений — размеренные картинные танцевальные па» (ПТЖ. 1999. № 18–19. С. 23. — Е. Тропп), создававшие впечатление бала манекенов в слишком ярких костюмах. Изначально сломлен был в этом спектакле Годунов. И в обстановке безвластия вольготно чувствовал себя энергичный и талантливый Самозванец. В финальной сцене колокол на воздвигнутой наконец во всю высоту колокольне оказывался, как и народ, безмолвным, его веревка, за которую брался Юродивый, обрывалась. Другие спектакли в АТ: «Совет да любовь» (1974), «Дети солнца» (1976), «Пока бьется сердце» (1977, в соавторстве с И.О. Горбачевым), «Таланты и поклонники» (1979), «Молва» (1983). Лит.: СПбГАТИ СИ (ук.); Репертуар АТ (ук.); Памяти Арсения Овсеевича Сагальчика // ПТЖ. 2012. № 1. С. 161–167. Арх.: АТ (Л. д. А.О. Сагальчика). Мальцева, О. Сагальчик А.О. // Национальный драматический театр России. Александринский театр. Актеры, режиссеры : энциклопедия... — Санкт-Петербург : Балтийские сезоны, 2020. — С. 620.